Поет Геннадій Іванович  Козлов. Переселений в дитинстві з Кубані на Амур великою і грізною війною

Козлов Геннадій Іванович народився 21 вересня 1932 року в місті Грізному. Дитинство його пройшло на Кубані. У 1944 році з матір'ю і сестрою приїхав в Комсомольськ-на-Амурі. Закінчив філфак місцевого педінституту. Тридцять п'ять років пропрацював вчителем в школі. Став активним учасником, а потім і керівником міського літературного об'єднання з 1972-го по 1990 рік. Його вірші друкувалися в міській і крайових газетах, журналі «Далекий Схід». У 1968 році вийшла перша поетична збірка — «Відповідальність». Автор дев'яти збірок віршів і поем, і шести збірок нарисів. Член Союзу письменників Росії. Жив в Хабаровську. Загинув 19 листопада 2008 року: був збитий на смерть відважним водієм на пішохідному переході, прямо на зебрі…

Александр Лозиков

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

***

Гарячі струмені пожежі,

В ставку води холодне скло.

Мої літа, шляхи і межи -

Як все раптово утекло?

Зі спогадів на узбережжі,

У чергу зібгані довгу,

Взірці минулого й мережі,

Як акварелі на снігу.

***

Ти жінка з перламутру і вогню,

Ти сяяння земне й небесне.

Я зву тебе, а згодом геть жену,

Не знаючі: то осені, чи весни?

Життя своє визначуючи, п’ю,

П’ю хапкома снаги та глуму згусток.

Як у джерела істини стою

Привернений до смуги самогубства.

***

Зорі червона смужка

Над випаленим днем,

Прощатися нам скрушно,

А зустріч чи буде?

Чи буде рож кільчити

У полі навесні,

Чи будемо ми лічити

Нові щасливі дні?

Як мара поза хмарами

Встав місяця на межі,

І як перед затьмаренням

Турботно на душі.

***

Злива сіно зірвала з намету,

Наче потяг тайгою мчить,

По ринвам, по брудним кюветам,

В білій піні вода дзюрчить.

Як тут жити, коли не маю

Порятунку в довгій ході

Ледве ноги свої тримаю

У холодній дзвінкій воді.

А берези, що при дорозі,

Хай їх щастя не обмине,

Чи по веснам роняли сльози,

Чи оплакували мене.

«Далекосхідна хвиля» № 1

Геннадий Козлов: «И цветов и листьев золотых…»

На світлинах: Поет Геннадій Іванович Козлов. Геннадий Козлов: «И цветов и листьев золотых…»

Додатки:

Звенящая медь сентября

Четверть века назад мне передали небольшую книжку стихов поэта из города юности Геннадия Козлова. Почитав стихи, ощутил некое свое родство с ним, с человеком, который рассказал о себе то, что и мне было близко.

Оба мы были детьми войны. Козлов - постарше, мне тогда было совсем немного лет. Война нас уравняла. Геннадий оказался далеко от своей южной родины - в Комсомольске-на-Амуре, я же глотал пыль таврических степных дорог, по которым грохотали чужие танки и брели колонны пленных. То была оккупация.

Потом мы познакомились с Геннадием Ивановичем, иногда он приносил новые стихи, газета их печатала. Потом пришли другие времена, и поэты, как многие творческие люди, растерялись и перестали «петь» свои песни. Смуту надо было пережить, пропустить через себя, понять и разобраться. Пока настоящие поэты молчали, их трибуну заняли подмастерья - неумехи, рифмовавшие «заботу с работой», выпуская в свет книжки-блокноты своих сочинений. Попадали они и мне, иногда часто и обильно. Пытался понять эту «новую» поэзию, но никак не получалось.

Совсем недавно пришел Геннадий Иванович, подарил красиво оформленную книжку с простым названием «Стихи разных лет» (оформление художника С. Чешкина). Издана книга Хабаровским региональным отделением Союза писателей России, редактором стал его руководитель Михаил Асламов. Он же написал предисловие к книге, назвав его почему-то, на мой взгляд, неточно - «Мир, исполненный мрака и света». В стихах Козлова «мрака» не так уж много, в них больше грусти, но много и солнечного света.

Само же предисловие поэта Асламова весьма точно вскрывает суть стихов поэта Козлова. Писать он начал на исходе 60-х годов прошлого века, и, разумеется, величественный гул того времени весьма в них ощутим. Иначе быть не могло - Козлов жил и работал в таком городе, где «рабочие идут не по обочине. Они идут по центру большака».

Поэта Козлова, его стихи нельзя отнести к творчеству «проснувшихся шестидесятников», хотя он, бесспорно, знал их, общался, учился у них. Кто знает, как сложился бы поэт Козлов, не окажись в нем той «косточки», на которой вырастает человеческая натура. «Косточка» эта вызрела из его военного детства. Замечено не мною: люди, которые пережили серьезные потрясения, изломы в своей биографии, в судьбе, накапливают в себе особый нравственный и духовный материал и способность соотносить себя с остальным миром.

Как и все поэты, писатели, Козлов, однажды растерявшись, метался в замкнутости поэтического круга и жил в наше «дуроломное время творчески очень напряженно» (выражение М. Асламова). Но растерянность проходила, накапливались ясность, мудрость сердца, появлялось философское осмысление жизни, шел поиск новых форм поэтического самовыражения. Поэт уходит все дальше от больших, громкоголосых, пафосных столбцов и выбирает небольшие поэтические миниатюры.

Мне страшно по ночам в моей квартире,

Где все добыто лестью и враньем.

Мне кажется, все ложно в этом мире,

И сам я - ложь, родившаяся в нем.

Что сказать по поводу этих строк? Вырвались они не в лучший час человеческой жизни. Но…

Я счастлив тем,

Что был причастен

К тиши, где холоден ручей,

И к пенью птицы в синей чаще,

И к колдовству глухих ночей…

Это тоже Козлов, другой, не похожий на первого. Ничто человеческое поэту тоже не чуждо…

Александр ЧЕРНЯВСКИЙ.

«Тихооокеанская звезда» Вторник 25 сентября 2007 г.

http://www.toz.khv.ru/page.php?page=33437&date_id_num=2007-09-25&year=2007&month=09&day=25

Журнал»Дальний Восток» http://www.journaldalniyvostok.ru/authors/k/kozlov

Козлов Геннадий Иванович. Родился 21 сентября 1932 года в городе Грозном. Детство его прошло на Кубани. В 1944 году с матерью и сестрой приехал в Комсомольск-на-Амуре. Окончил филфак города Комсомольска-на-Амуре пединститута. Тридцать пять лет проработал учителем в школе. Стал активным участником, а потом и руководителем городского литературного объединения. Его стихи печатались в городской и краевых газетах, журнале «Дальний Восток». В 1968 году вышел первый поэтический сборник — «Ответственность». Автор девяти сборников стихов и поэм, и шести сборников очерков. Член Союза писателей России. Жил в Хабаровске. Погиб 19 ноября 2008 года: был сбит насмерть лихим водителем на пешеходном переходе, прямо на зебре…

ГАРМОНЬ

Не вернулся отец
Из-под Шпрее домой,
И гармонь на
столе
Остаётся немой.

Постарели мехи,
Потускнели лады,
И немало в реке
Убежало воды.

А попробуй — возьми,
А попробуй-ка — тронь!
Точно всхлипнет гармонь,
И зальётся гармонь.

Окна — настежь!
Война ли дохнула опять?!
Наплывает прохлада —
А нечем дышать.

* * *

Всё меня кличет и манит
Край неразгаданный мой,
Там, в предрассветном тумане,
Красный тальник над рекой.

Там, обо всём забывая,
Жёлтой песчаной косой
Бегает, горя не зная,
Худенький мальчик босой.

Радуясь резвым стрекозам,
Кличет меня за собой.
Тропкою вечером поздним
Мы с ним вернёмся домой.
Звякнет на кухне посуда,
Тихо потянет ко сну…
Вспомню и вновь
Позабуду
Сладкую эту
весну.

* * *

Ребята с нашего двора!
Ровесники седые!
Полубосая детвора
Военных лет России!

Нас колошматила зима,
Нас
ветры злые гнули,
А похоронки по
домам
Как
разрывные пули.

На том огне, что полыхал,
Корёжил всё
и рушил,
Не только плавился металл —
Переплавлялись души.

Но биты, пытаны огнём,
Мы всё
же устояли.
И сплав, что мы в себе несём,
По
пробам — крепче стали.

* * *

На Родине — без родины.
Без отчего угла.
Цвела в
саду смородина,
Да ягод не
дала.
Мой дом резными окнами
Является из
сна.
Тяжёлым валом огненным
Прошла по мне война.
Не собирать смородины,
Где собирала мать.
И к
Родине —
Без родины
Мне вечно привыкать.

* * *

Листья жёсткие топорща,
На ветрах паря легко,
Меж дворов вскипает роща,
Как парное молоко.
Но приходит ночь — и
звоном
Землю полнит без границ,
И выходит из загона
Табуночек кобылиц —
Норовистых,
Непокорных,
Белоногих,
Молодых.
Пляшут листья гривой чёрной
Над ночным полётом их.
Бьют копыта, травы мечут,
Пена с губ, как белый пух!..
И скользит по небу месяц,
Разудалый их пастух.

* * *

Наступает время дней иных.
Покрывает землю легкий иней.
И
цветов и листьев золотых
Будто бы и не было в помине.

Да и сам я сломлен и забыт.
И во тьме под жёлтою луною
Лес, как человечество, шумит,
Не найдя ни счастья, ни покоя.

* * *

Кто нам прощанье напророчил?
Дождь прошумел в саду и стих.
Последний разговор окончен,
Касающийся нас двоих.
— Прощай!..
И трепетную руку
Ловлю горячею рукой.
— Прощай!..
Так дороги друг другу
Ещё мы
не были с тобой.

* * *

Умолкли вымокшие кущи.
Разомкнут птиц привычный круг.
И мысль о времени бегущем
Естественна, как всё вокруг.

Уже труднее расставаться
С мечтой, рождённой наперёд,
Уже не трудно догадаться,
Что ты и сам уже не тот.

И иней выстелен до хруста
На обессилевшей земле.
И дуб
развесистый, как люстра,
Звенит листвою в полумгле.

* * *

Мне не уйти, как от своих следов,
От
той станицы, что ночами снится,
От
шелеста ее густых садов,
Летящих над звенящей черепицей.
И горных круч вседневный непокой,
И гордый взлёт стремительных тропинок,
И
перезвон летящих паутинок —
Всё в сердце улеглось
И стало мной.

За облаком,
Как за овцой пастух,
Взбирался я,
Рискуя оступиться.
И до сих пор захватывает дух,
Когда парят высоко в небе птицы.

В жару водой я губы обжигал,
Устало падал в травы у колодца…
Мне кажется, есть в жизни перевал,
Где днём и
ночью — Вечно светит солнце!

ВЬЮГА

Вьюга замерла и улеглась,
Наигравшись с белым снегом всласть,
И молчит устало под луной,
Отливая женской белизной.

http://www.litmap.ru/k/kozlov.html

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка