Друк
Розділ: Горлиця (Владивосток)
Татьяна Ткаченко

Татьяна Ткаченко:  «Простые люди могут понять друг друга так глубоко, как не смогут политики»

В мае 2015 года газета «Аргументы и факты» опубликовала интервью с председателем общественной организации «Центр украинской культуры Анатолия Криля «Горлица» Татьяной Ткаченко. Поскольку материал не потерял своей актуальности и по сей день, предлагаем ознакомиться с ним читателям «Кобзы». Текст нам любезно предоставила сама госпожа Татьяна.

Вопрос о численности украинской диаспоры в Приморском крае вызывает у неё недоумение. Какой может быть счёт, если с конца 19-го века из Украины сюда ехали целыми сёлами? У большинства приморцев – украинские корни, а карта края пестрит украинскими названиями сёл. Сама Татьяна Ткаченко родилась на Тернопольщине, приехала в Приморье за мужем-моряком. Сегодня она возглавляет центр украинской культуры Анатолия Криля «Горлица». Люди разных профессий и национальностей собираются вместе, чтобы мелодичные «пісні заспiвати», на Сорочинскую ярмарку да на «Щедрые вечера» людей позвать. Татьяна Ткаченко говорит, что культурная миссия центра не вызывает у окружающих негатива. Напротив, фольклорные фестивали становятся всё более популярными. К ним приобщаются и вновь прибывающие в наш край выходцы из Украины.

«До» и «после»

Татьяна Владимировна, по роду деятельности Вам приходится много общаться с украинскими беженцами. Удаётся ли им адаптироваться к новым условиям?

–  Как оценить психологическое состояние этих людей? Некоторым, наиболее активным удалось быстро взять себя в руки, другие сникли и растерялись. Разные ситуации бывают. Одна женщина, получив российский паспорт, разрыдалась: «Обидно, что потеряла гражданство Украины!». Я по-человечески её понимаю, но в её родном Лисичанске стоят войска, жизнь разделилась на «до» и «после». Другой супружеской  паре из Луганска пришлось под бомбёжками вывозить оттуда больную маму. Разрушены семьи, разорваны связи. Самые близкие люди перестали общаться. Знаю трёх сестёр, одна живёт на Украине, другая в России, третья в Канаде. Первые две сестры друг с другом больше не общаются, в их семью вторглась политика.

Как принимают беженцев во Владивостоке?

– Часто на помощь приходят простые люди. Десятки добровольцев звонят, спрашивают: что принести? что сделать? В оборудовании ПВР (пункта временного размещения) на острове Русский участвовали предприниматели, предприятия, простые жители. Когда на Дальзаводе бросили клич, на продукты и вещи для беженцев собрали достаточно большую сумму. Один из пенсионеров принёс сто тысяч собственных сбережений. Каждый помогает по мере возможностей. Складывается ощущение противостояния войне на уровне народной дипломатии.

Откуда берётся это стремление?

 – Я приехала  в Приморье в 1981 году, и сразу поняла, что здесь живут особенные люди. Открытые, душевные, искренние. Удивительную атмосферу не испортило и то, что в край массово поехали мигранты. Конечно, хочется, чтобы большинство украинских беженцев осталось, ведь край испытывает недостаток в трудовых ресурсах. Это будет зависеть от многих факторов: как они здесь обустроятся, будет ли достойная работа, смогут ли они себя обеспечивать. Жизнь идёт своим чередом. Многим удалось снять квартиры, их дети учатся в школах, вузах. Например, среди них есть талантливая девушка из Краматорска Маргарита Спичка. Она уже во Владивостоке окончила Приморский колледж искусств.  Состоялся её сольный концерт во Владивостокском Доме офицеров. Прошёл при полном аншлаге и с большим успехом. Программа состояла из музыкальных композиций на русском, украинском и английском языках. Сейчас Маргарита поёт в хоре Приморской сцены Мариинского театра оперы и балета. Думаю, при благоприятных условиях Маргарита ещё прославит наш край. Важно оказать поддержку каждому прибывшему человеку.

Из глубины

Что вспоминается из Вашего детства?

– Я родилась в селе Вилия Тернопольской области. Это живописный уголок на берегу одноимённой реки, впадающей в Днестр. Воспоминания самые светлые. Это были беззаботные радостные годы в большой родне, где чтили старших, уважали обычаи. Мой дедушка был сельский фельдшер, знал силу трав и корений, умел их собирать и врачевал до глубокой старости. В юности он окончил медицинскую школу в Москве и ушёл, как он говорил, на позиции, Первую Мировую войну. В его комнате всегда висели два портрета – Тараса Шевченко и Александра Сергеевича Пушкина. И мы в школе  учили русский и украинский как два равноправных языка. Ничего сложного в этом не было. Дома говорили на украинском. Я считаю, что было большой ошибкой исключать русский язык из школьной программы Украины. Как можно не знать великую русскую литературу?

При этом, я думаю, недостаточно внимания уделялось украинскому языку, народным традициям в восточной Украине. Многие приехавшие к нам в Приморье беженцы из Украины говорят, что здесь они украинцы больше, чем дома. Здесь активно участвуют в концертах, фестивалях, выставках. По их же словам, открывают для себя обычаи, которые мы знаем, храним и культивируем здесь десятилетиями.

А откуда в Вас тяга к фольклору, к песням? Ведь во Владивостоке Вы долго пели в хоре «Червона Калина». Да и сейчас поёте. 

 –  Песни слышала с детства. Чем взрослее я становлюсь, тем ярче вспоминаются  наши семейные посиделки. И здесь, в Приморье мои земляки собирались также как и дома, большой роднёй на праздники. Так повелась традиция вместе отмечать Рождество, Пасху, праздник Ивана Купала, Святого Николая. Сегодня наш фестиваль «Щедрый вечер» собирает полные залы, к нему приобщаются десятки детских и студенческих коллективов, а ведь начиналось всё более двадцати лет назад с небольших встреч земляков. Мы собирались, чтобы попытаться воссоздать атмосферу родительского дома. И всё, что делаем сейчас – тоже оттуда, из нашего детства.  На Рождество у нас дома всегда стоял «дідух» – пшеничный сноп, а рядом сноп сена и большого ржаного хлеба – «кныша».  В 2014 году в разгар трагических событий на Майдане мы провели концерт в Доме офицеров флота, который назывался «Свидание с Украиной».  Был полный аншлаг, чего мы не ожидали. Люди со слезами на глазах принимали выступление каждого исполнителя, концерт прошёл на едином дыхании. Затем  мы провели ещё и вечер, посвящённый 200-летию Тараса Шевченко. Знаменитое «Завещание» было прочитано на 15-ти языках народов мира. И снова успех! Зрители  стояли в проходах! 

– Такая реакция связана с реальными событиями на Украине?

Возможно, ведь люди в трудной ситуации исподволь ищут духовной защиты. Много лет мы работаем с детьми, и видим результаты, ощущая искренний интерес молодёжи. Своих детей и внуков также стремимся приобщать к нашей культуре и языку. Кстати, у моих внуков есть вышитые украинские сорочки, и они с удовольствием их надевают. Где бы мы ни были, люди принимают нас хорошо. Много лет назад  ездили в село Красный Яр Пожарского района – самый север края, национальное удегэйское село в тайге. Мы пели украинские песни, а удэгейцы нам дружно подпевали. Наш вокальный ансамбль «Берегиня»  побывал по приглашению земляков  в Северной Корее, на открытии украинского ресторана. Там также был большой успех. Мы не чувствуем враждебности. Считаю, простые люди могут понять друг друга так глубоко, по-человечески просто и ясно, как этого никогда не смогут  политики.

Заглушая боль

А политики перекраивают историю, каждый на свой лад. Вот и 9 мая кое-где отменили…

 Знаете, я пришла в газету, когда мне было восемнадцать лет. Часто писала о фронтовиках, которых тогда ещё было много в наших сёлах. Это были свидетельства очевидцев страшной кровопролитной войны. И истории моей семьи для меня значат очень много. Могу вспомнить одну из них, которую сама жизнь сложила вот в такую новеллу.

Каждый год летом к нам приезжали гости. В такие дни на нашей улице наступал настоящий праздник.

Оживал наш большой сад, и дом, и всё вокруг. К девяти внукам наших бабушки Варвары Герасимовны и дедушки Иустина Григорьевича Карпец присоединялись трое детей семьи ШварцапельВолодя, Соня и Гриша. Мы всегда ждали их. Нам нравилась красивая, очень мягкая по характеру Оксана, увлечённо рассказывающая нам о музыке и городской жизни. Занимал её муж, добродушный толстяк со странным и непонятным для нас именем Михель.

На несколько дней взрослые откладывали в сторону все домашние дела и  с головой уходили в разговоры, воспоминания.

Сколько радости доставляли нам эти дни! В такое время и наш сад, и самые земляничные места окрестного леса принадлежали только нам – мы прекрасно ладили с их детьми. Но больше всего мы любили вечера, когда все собирались за ужином, и до поздних петухов не прерывалась тихая беседа. О жизни. Сколько интересных, занятных, смешных, любопытных случаев пересказывалось здесь!..

Нередко эти посиделки затягивались далеко за полночь и сопровождались тихими мелодиями. Набегавшись и наигравшись за день, засыпая, мы слышали красивый дуэт наших родителей. Иногда украинские, русские, польские песни на мандолине, балалайке  наигрывал папа.

Нам было так спокойно, как бывает в крепкой большой дружной родне. Никто никогда не говорил нам, что  мы – украинцы, а наши гости – евреи. И мы сами не думали об этом. Это были близкие нам люди, родные.

Много-много лет спустя, когда схоронили дедушку, а у Михеля, Михаила Шварцапеля, начальника  отделения железной дороги г. Ровно однажды подвело сердце, мы, уже взрослые люди, узнали то, о чём никогда не говорили они при встрече. Как долгие месяцы, до самого освобождения нашей области от немецко-фашистских захватчиков весной 1944 года, дедушка прятал эту еврейскую семью, спасая от фашистского гетто.  Недалеко от нашего села, в Екатериновке  Шумского района было истреблено сотни, а может тысячи евреев, которых целыми семьями свозили сюда со всей округи.

Прошли десятки лет. У семьи Шварцапелей  многое изменилось. Старший сын стал  известным музыкантом и сейчас живёт в Германии. У Сони уже подрастают внуки. Но родственная связь не прерывается. Каждый год летом по-прежнему приезжают они  в гости к внукам дедушки Иустина, туда, где в грозном пламени войны была спасена их семья.

Есть и другая история. Бабушка моего мужа из Черниговской области, прожила в Приморье более 60-ти лет. Когда проходила перепись населения, у неё спросили: «Бабушка, а вы кто по национальности?».  Она ответила: «Та я не знаю, мабуть, руська?» Понимаете, она всю жизнь говорила на украинском языке, но засомневалась, украинка ли она?  Видимо, потому что главное для неё в жизни было – не форма, а содержание. Одна вырастила шестерых достойных детей, потеряв мужа в 37-м, дождалась сына с Великой Отечественной войны, обгоревшего в танке, но живого.

Поэтому, сегодня наш центр принимает участие в большом проекте Ассамблеи народов Приморского края «Великая Победа, завоёванная единством!». Мы уже проложили первый маршрут дружбы в село Безверхово Хасанского района. Здесь, на морском берегу на территории исторического музея первопоселенцев  Янковских, Бриннеров и шкипера Гека состоялась встреча  участников творческих коллективов национально-культурных организаций с жителями села. Звучали песни военных лет, русские, украинские, татарские мелодии, зрители увидели башкирские, корейские танцы. На наших глазах оживали страницы истории Сидими. Мы хотим проехать по всему краю, ведь у нас проживают представители 158 национальностей, и каждого своя история, традиции и обычаи, которые надо бережно сохранять и популяризировать. В этом – залог нашей дружбы, мира и согласия в нашем общем доме.

 – Когда вы были последний раз на родине?

 – Два года назад. Уже тогда всё менялось в худшую сторону. (Поскольку материал датирован 2015-м годом, речь идет о времени президентства Януковича – примечание редакции «Кобзы»). Разваливалось сельское хозяйство, многие предприятия закрывались, ощущалась безработица. Многие родственники уехали на заработки за границу. Но такого поворота событий никто не ожидал. Больно на всё это  смотреть. И тут помогает работа. Когда в городе Уссурийске проходила первая в нашем крае Дальневосточная  Сорочинская ярмарка, вернисаж занял целую улицу, пришлось перекрывать движение. Было представлено 150 видов ремесел! Радует, что наши мероприятия находят отклик в сердцах людей. У Тараса Шевченко есть замечательные слова: «Учітесь, читайте, і чужому научайтесь, і свого не цуpайтесь».  Если человек знает свои корни, чтит традиции предков, только тогда  он сможет понять и принять обычаи  другого  народа. 

Досье

Татьяна Владимировна Ткаченко

Родилась в селе Вилия Шумского района Тернопольской области.

В 1980 г.  окончила факультет журналистики Львовского госуниверситета имени Ивана Франко.

Работала в газетах «Рыбак Приморья», «Авангард»  Дальзавода.

Сейчас обозреватель газеты «Боевая вахта».

С 2006 года – председатель Общественной организации «Центр украинской культуры Анатолия Криля «Горлица». 

Член Совета ассамблеи народов Приморского края, член общественной  Палаты Приморского края, член Союза журналистов России

Елена ЖУКОВА,

газета  «Аргументы и факты», май 2015 года.

 

На світлинах: Татьяна Ткаченко. В народном колорите. Фестиваль украинской культуры «Щедрый вечер», 2012 год, фото из архива «Кобзы».