Михаил Юденков

В Сумах состоялась 10-я, юбилейная выставка художника Михаила Юденкова, живописец согласился дать эксклюзивное интервью для «Кобзы»

Его называют «мастером пейзажа», «последователем Поля Сезанна», но сам он утверждает, что занимался всем: и портретом, и пейзажем, и композицией, но ближе всего сейчас ему традиционный реализм.

Недавно в Сумах ценители прекрасного могли побывать с небольшим перерывом на двух персональных выставках Михаила Юденкова: одна была размещена в муниципальной галерее и называлась «Берега».  Другая, состоявшаяся всего несколькими неделями позже, проходила в художественной галерее Украинской академии банковского дела под общем названием «Отражение». Вот один из отзывов о первой из этих выставок.

Игорь Касьяненко:

«Автор имеет за плечами множество персональных выставок, дважды (в 2010 и в 2012 годах) был награждён грамотой Министерства культуры Украины за весомый вклад в создание духовных ценностей и высокое профессиональное мастерство.

Автор великолепный и своеобразный портретист, причём его портреты удивительным образом сочетают в себе соответствие реальности и нефотографичность, так как передают вначале внутренний мир героев, а потом уже внешний облик. Иногда на них появляются какие-то детали, несущие, скорее, композиционную, чем смысловую нагрузку. Но в целом, главной особенностью всех портретов кажется одинокость, причём какая-то космическая неземная одинокость и погруженность в себя. Вероятно, их прототипы жили другой жизнью с большей долей публичности, но показ их именно этой, приватной стороны человеческого существования делает портреты Михаила Юденкова особенными».

Для справки: Михаил Юденков родился в 1950 году на Брянщине, в России.  В 1969 году закончил Трубчевский политехнический техникум. С 1968 года по 1973 год учился в народной изостудии Бориса Данченко и в Московском заочном университете искусств. С 1975 года принимает активное участие в выставках, как в Украине, так и за рубежом.

Михаил Филиппович, разрешите поздравить Вас от имени «Кобзы» и ее коллектива с десятой персональной выставкой в Сумах. Расскажите нашим читателям, какие работы Вы выставили на юбилейной выставке в галерее «Академической» УАБС?

– В муниципальной галерее были представлены пейзажи, фигуративные композиции и портреты, всего 30 картин. А в «Академической» формат выставки несколько изменён: больше показано портретов и композиций, в том числе из частных коллекций, и назвали выставку «Отражение». Две картины из коллекции галереи: «Встреча» и «Девушка с ирисами», из других коллекций «Церковь в Седневе»(1990), «Девочка с яблоками», «Сиреневый вечер», «Зеркальце». Остальные: «Дворик в Сумах», «Озеро Линтварёвых», «После дождя», «За околицей - поле», «Паяцы», «Скрипач», «Купальщица» и т.д., всего 15 холстов.

Сразу возникает вопрос по поводу ирисов. Это Ваши любимые цветы?

– Я обратился к теме ирисов совсем недавно, лет пять назад. Мне нравятся французские художники: Сезанн, Ван Гог, Матисс…На картинах с ирисами Ван Гога царит экспрессия и трагизм. У меня, наоборот, цветы нежные, яркие, позитивные.

Ваша первая персональная выставка прошла в 1981 году в здании областной филармонии. Скажите, как с тех пор изменилось Ваше видение живописи? Тогда Вы, кажется, больше подражали кумирам, а сейчас творите в собственной манере. Это верное впечатление?

– Нет, неверное впечатление. На первой персональной экспонировались картины: «Портрет альпиниста», «Мальчики на берегу», «Девочка со скрипкой», и др. Я изображал окружающий мир,а не подражал кумирам, но, несомненно, они влияли на моё творчество, на форму, композицию. Моим кумиром в то время был Павел Филонов, основоположник аналитического искусства.  Картины Филонова изучал в Санкт-Петербурге (в Русском музее) и в Москве на Крымском валу. Восторгался творчеством русских художников – Иванова, Врубеля, Серова…Учиться надо у тех, кто близок по духу.

В 1981 мою персональную выставку по приказу обкома партии  преждевременно закрыли.

Что там такое было, что ее сняли?

– Был донос, что выставка не отвечает идеологическим требованиям. Сначала срочно сняли, потом собрали комиссию из Союза художников, которая отметила хороший уровень выставки и мастерство автора, но заново картины развешивать не стали.

Критики отмечают, что для Вашего поколения наиболее интересным и, скажем,  «взрывным» творческим временем был период с 1985-го по 1995 годы. Скажите, почему в то время был такой взрыв стилей, создания творческих групп и энергии? Куда Вы стремились, и куда это ушло?

 – На стыке веков зачастую возникают конфликты, происходят революции, появляются новые идеи. Художник стремится выразить себя. Время уходит, а искусство остается. Эпоха рождает стиль.

Вы принадлежали к творческому объединению ART-S. Расскажите, когда возникло это объединение, кто в него входил, что вы делали в творческом плане? Говорят, это была почти диссидентская группа, можно сказать, не провинциального уровня. Можете уточнить, в каком смысле было диссидентство, и какого направления было искусство?

– Мы вышли из андеграунда, нам долгое время не удавалось выставляться. Потому что тогда была советская идеология, которой все должны подчиняться. Наша творческая группа официально сформировалась в 1988 году. Кроме меня, сюда входили Валерий Шкарупа, Нина Негреба, Анна Гидора. В Сумах мы делали выставки живописи и декоративно-прикладного исскуства. Затем состоялась групповая выставка в выставочном зале Михайловской Трапезной при музее Софии Киевской для декоративно-прикладного искусства, где кроме живописи, были представлены ещё наши работы в керамике, ткачестве, батик. Сюда же пригласили выставиться керамистов  Василия и Александру Ермоленко. После состоялась поездка в Седнев Черниговской области, в дом творчества союза художников Украины, а  через полтора месяца была отчетная выставка в Сумах. Потом - выставка в Люблине. Еще было участие в первой Киевской ярмарке галерей, в ярмарке галерей Италии, в Падуе. Там экспонировались 9 моих картин. Потом группа потихоньку распалась, некоторые из нас уехали в Киев и там остались.

Вас знают как человека мягкого, теплого и дружеского. Но в Ваших работах сквозит такой холодный колорит, столько «трагедии над бездной». Скажите, Вы, как человек, и как творец, живете в мало пересекающихся мирах? Это дополняет Вашу жизнь или осложняет?

– Я думаю, что колорит не зависит от того, «мягкий» человек или нет. Колорит больше от того зависит, каким человек родился. Совершенно не влияет на него то, где родился, у кого учился.  Хотя мой учитель Б.Б.Данченко любил синий колорит. Это, как в музыке, существует мажор и минор. У меня сейчас минор. Есть знаменитая «Токката и фуга ре минор» Баха. Разве она плохая, потому что минор?..

Кому-то нравится, Моцарт, кому-то Бах…

– Мне нравится и Моцарт, и Бах. Но «Токката и фуга ре минор» – это же классная вещь, хотя и минор!

Но, в любом случае, настроение, которое ложится на холст – это ведь есть продолжение самого автора, разве не так?

– Анри Матисс утверждал, что произведение художника - это проекция самого себя.

Критики отмечают, что в последние 10-15 лет искусство Украины слегка «выродилось», утратило свою социальную и мыслительную силу. Все художественные сюжеты украинских художников сводятся к пейзажам или цветам. Полностью исключаются портреты или что-то конфликтное. Во всем заметно солнце, буйство цвета, радость. Вы согласны с такой оценкой современного искусства? С чем это связано?

– В последние годы я активно участвую в выставках в Киеве, и получаю все каталоги, там представлены разные направления, разные жанры, свободные решения. Палитра искусства художников очень богатая. Сейчас большетяготеют к абстрактному. Для украинских художников, видимо, это новое направление. Я, к счастью, не подвержен беспредметному искусству. Думаю, что абстрактное искусство это путь в никуда. Так же считали Модильяни, Матисс и Андрей Тарковский. Творить - это создавать образы, только образы воздействуют на человека

На юбилейной выставке Вы выставили работу 1985 года «Мадонна». Работа изображает Богоматерь с трагическим  лицом, на фоне апокалиптического пейзажа. В небе виден разрыв, видимо, космического аппарата. Младенец раскинул руки для распятия. А через год был Чернобыль. Скажите, какие чувства подтолкнули Вас к этой работе, фактически, пророческой? Было предчувствие?

– На самом деле работа написана была в 1987 году. Хотя начал ее писать действительно еще до Чернобыля. Был, конечно, Чернобыль, и мысли о будущем всей планеты. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы увидеть на картине апокалипсис.

О чем эта картина?

– О чем? Трудно сказать … Я не пророк, чтобы что-то предсказывать. Это не в моих силах. Но это мое отношение к прогрессу. Как сказал философ Николай Бердяев, «с развитием прогресса исчезает культура, исчезает культура - конец истории».

Если бы Вас попросили сказать про наше время в двух-трех словах, как бы Вы охарактеризовали нашу эпоху? «Рожденные в года глухие пути не помнят своего»? Или все еще сложнее?

– Да, я согласен с этой строчкой из Блока, она отвечает духу нашего времени. Блок – великий поет, я его очень люблю, многие стихотворения знаю наизусть. Трудно сказать… Эпоха, у которой выходит на первый план выгода,  это критическое время, это очень опасное время. Вспомните, XV-XVI век, как жила Европа, как искусство развивалось… строились храмы… Да, были проблемы, раскол в церкви… А теперь что там? Только деньги? Хотя я допускаю, что и в Европе, и в США, и в других странах есть много людей, очень духовных. Но в целом духовность исчезла … Вопрос сложный, я за него не берусь, слишком это ответственно.

Вопрос, возможно, острый, но это вопрос об искусстве, а не о политике. Вы больше тридцати лет живете в Сумах. Если посмотреть на Ваши работы – в них совершенно нет украинской темы. Ведь каждая земля имеет и свой колорит, и свой этнический тип, свою легенду. В Ваших портретах понятно, что это русские женщины, особенно, если это религиозный тип. В юном типе редко увидишь Наталку Полтавку – и в лице, и в одежде. Богородица – всегда Русская  Богоматерь. В пейзажах также не заметны «маркеры» мальвы, или белые стены хаток. Если Вы рисуете деятеля культуры, то это будет Велимир Хлебников, а не Павло Тычина. Скажите, почему Украина, как тема, не вошла в Ваше творчество? Может быть, это связано с колоритом: Вы рисуете холодный колорит, а Украина полна южной теплоты. Дело в колорите или в  чем-то еще?

- Уточняю, живу в Украине уже почти 40 лет. Сумы – это север Украины, здесь колорит холоднее, чем на юге страны. Касаемо того, что якобы в моих работах нет украинской темы, то это глубокое заблуждение. Так можно рассуждать со стороны, а я здесь, и не разделяю русский народ и украинский. Образы, песни и рушники одни и те же. Пишу типажи местных жителей и славян и цыган (смеется – кор.), и других. Ваш вопрос несколько надуманный.  Пишу сумские дворики, хранящие тайны и дух старого города. У меня есть картины с Пантелеймоновским монастырем, Воскресенской церковью, Спасо-Преображенским собором. Очень люблю Троицкий собор, писал его много раз.

А сумской костел рисовали?

– Да, и костел тоже. С некоторыми настоятелями костела лично знаком. Пару картин на тему святого писания я подарил священнику.

В Вашем творчестве  заметно сильное влияние Поля Сезанна. Расскажите, как осуществляется влияние на художника? Это сознательный процесс или, скорее, подсознательный?

– Не совсем так. Сезанн один из немногих, которые подсознательно влияли на моё творчество. Вот как пишется, к примеру, пейзаж. Прежде всего нужно передать состояние природы и решить пространство цветом на холсте, что нельзя вычислить математически. Сезанн говорил: «Я очень сильно чувствую». В восприятии пейзажа важно эмоциональное состояние художника.

Вы как-то сказали, что Сумы по творческой атмосфере напоминают мини-Париж. Объясните это сравнение.

– Да, я когда-то так говорил. В Париже был всплеск искусства не только потому, что там были художественные традиции: начиная от Пуссена, Делакруа. Потом пришли другие художники: импрессионисты, фависты, кубисты. Париж стал «центром мира», там был Лувр, были художники из Испании, Италии, России, Германии. Это была такая определенная школа, творческое сообщество. В Сумы приехали художники из Киева, Харькова, Львова, других областей Украины, из Белоруссии и России. То есть, пересеклись разные творческие школы, а это обогатило художественную культуру города и вызвало творческий всплеск.

Расскажите, пожалуйста, о Ваших творческих планах.

– Планов громадье. Планы – хороши, и они появляются обычно в молодости. Мои планы – выдержать тот стиль, который нашел, развить его, не шарахаться в сторону в модные какие-то течения, которые все время появляются. Из года в год у меня растет требовательность к себе…

Беседовала Алла Акименко.

 

На світлинах: Михаил Юденков. Выставка Михаила Юденкова «Берега». «Берега». Зрители. Выставка «Отражение». «Девушка с зеркалом». «Девушка с яблоками». «Катя в красном». «Посредине картина «Девушка с ирисами». «Инга». Картины «Дворик в Сумах» и «Встреча». «Воскресенская улица». «Воспоминания о старом дворе». «Осенний берег Псла». «Осенние дожди». Картины «Мадонна» и «Околица». «Мадонна». Перед «Мадонной». «Купальщица». «Паяцы». «Церковь в Седневе». «Псёл». Художник на фоне своих работ.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка