Друк
Розділ: Полеміка
Віталій  Крикуненко

И не только…

Від редакції: Після публікації на сайті “Кобза-Українці Росії” матеріалу “Дві точки зору на “питання про газети”. Учасники конфлікту навкруг Бібліотеки обмінюються своїми оцінками того, що відбулось на Трифоновській, 61 у понеділок 19 листопада” (22.11.07, 10:43:17), мені, як головному редактору сайту, надійшов лист від заступника директора Бібліотеки української літератури п. Віталія Григоровича Крикуненка:

Пане Андрію, прочитав на Вашім сайті помийну публікацію Безпалька, який, кажуть, особливо відзначився "на мусороуборочных работах" в ударній вранішній вахті по знищенню численних газетних комплектів нашої БУЛ. Для більшої ясності надсилаю поки що лише чисту фактографію того безумства.“

Віталій Крикуненко

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

Ми надаємо можливість читачам сайту “Кобза-Українці Росії” самім порівнювати точки зору на “питання про газети”, яке мають учасники конфлікту навкруг Бібліотеки української літератури в Москві стосовно того, що відбулось на Трифоновській, 61 у понеділок 19 листопада. І тому пропонуємо познайомитись з оцінкою подій з боку п. Віталія Крикуненка.

Андрій Бондаренко,

головний редактор сайту “Кобза-Українці Росії,

Заслужений журналіст України.

На сайте Библиотеки украинской литературы появилось анонимное сообщение пресс-службы в связи с  беспрецедентным за всю почти 20-летнюю современную историю Библиотеки (аналогии с периодом 30-х годов будем считать неуместными) выбрасыванием в макулатуру газетных и журнальных изданий. Многие из которых представляли историко-культурную и архивную ценность. Дело в этих, скажу прямо как в прошлом журналист, маловразумительных заметках представляется таким образом, что причиной всему послужил пожарный аврал да еще нерадивость Юрия Кононенко, который якобы один должен был следить за состоянием газетного фонда. И только потому что часть его находилась в помещении возглавляемого им отдела российской украиники, как будто в библиотеке нет ни отдела комплектования с тремя штатными сотрудниками, ни директора, способного за восемь месяцев своего местонахождения в БУЛ распорядиться, организовать, что называется в штатном режиме и даже, если понадобилось бы, и с субботниками да воскресниками, работу по упорядочению фондов. В частности газетных. В былые времена, кстати сказать, администрация привлекала к таким субботникам даже добровольцев-читателей, и дело спорилось. Но читатели тогда хорошо знали, доверяли, любили руководителей БУЛ — и Елизавету Белошицкую, и Валентину Слюсарчук. Так же, как те любили и ценили библиотеку, украинское и русское  печатное слово, тянулись к общению с читателями, дорожили и десятилетиями в непростых тогда условиях непрестанных библиотечных кочевий  ценой немалых усилий сохраняли ценные издания.

И все это затем, чтобы они в одночасье были переведены в разряд макулатуры — безо всякой экспертной оценки, без надлежащей процедуры?

«Був чоловік — і нема…» — как сказал современный украинский классик Борис Олийнык.

 Винить прежних работников библиотеки, работавших с фондами в крайне неприспособленных помещениях и осуществивших огромную работу по перевозке, расстановке, сохранению находившихся там книг, журналов и газет, по крайней мере, несправедливо и неблагодарно. А вот засвидетельствовать собственную организационную и профессиональную беспомощность ссылками на упущения предшественников очень даже возможно. Восемь месяцев — достаточный срок, чтобы во всем разобраться, в том числе и оформить то, что якобы оказалось  «без оформления», и поставить «на баланс», и «систематизировать и даже проштамповать». Для этого у руководителя есть  все возможности — административная власть, штатные сотрудники, соответствующее  библиотечное подразделение.

Применены же эти возможности были в данном случае со всей эффективностью лишь для одного — ликвидировать то, что тобой не создано, а, возможно, и непонятно, и просто чуждо.

Содержащиеся в анонимном сообщении сведения о самой процедуре вывоза газет и журналов из библиотеки не выдерживают никакой критики.  Так, здесь бессовестно утверждается, что якобы «В.Г. Крикуненко еще 15 ноября был предупрежден лично заместителем начальника управления культуры ЦАО О.А. Стрешневой о том, что газеты и журналы должны быть отсортированы по ценности и вывезены сотрудниками ОУР-ФНКА и ОУМ до приезда фирмы утилизации». Во-первых, В.Г. Крикуненко поставил вопрос о необходимости сохранения газет в библиотечном фонде, вывоз же их в другое «резервное» помещение предусматривался лишь в том случае, если руководство действительно примет решение, что ценным изданиям, в частности, конца 80-х-начала 90-х гг. в библиотеке не место. Лживость данного сообщения легко опровергается документами, представленными в течение этих драматических дней  В.Г. Крикуненко директору БУЛ. Вот они. Сразу же, как только стало известно о готовящейся газетной экзекуции, директору библиотеки мною была направлена докладная записка с конкретным предложением.

Директору Библиотеки Н.Г. ШАРИНОЙ

Докладная записка

Мне стало известно о якобы существующем намерении избавиться от хранящихся в отделе российской украиники старых газетных  подшивок. Учитывая особую ценность отдельных газетных комплектов (издания конца 80-х—начала 90-х, а также 2004 г.), предлагаю для взвешенного решения этого вопроса создать экспертную комиссию, которая могла бы компетентно решить вопрос отбора части изданий обязательных для дальнейшего хранения в БУЛ.

В. Крикуненко

15 ноября 2007

Не дождавшись никакого ответа от директора, я обратился к находившейся в библиотеке Оксане Александровне Стрешневой, и, как показалось, нашел понимание с ее стороны. Оксана Александровна лично указала Шариной Н.Г. место на стеллажах, куда могут быть перенесены газеты из хранилища для дальнейшей обработки, отбора и  формирования наиболее ценных комплектов изданий, осуществления переплетных работ и дальнейшего сбережения их в БУЛ в качестве единиц хранения. Поистине, доброе дело сделать никогда не поздно.

Тогда же, в пятницу, мною было предложено, учитывая что поработать придется немало, начать отбор газет уже в субботу. Однако директором было заявлено, что, мол, успеется сделать это и в понедельник-вторник, и в подмогу будут выделены другие сотрудники.

Каково же было (не побоюсь этого слова) потрясение, когда, придя на работу в понедельник, услышал от коллег что упомянутые издания, в том числе и ценнейшие их комплекты, хранившиеся в помещении отдела украиники, и несколько пачек журнала «Украинское обозрение», несмотря на все предыдущие увещевания и мольбы, были с утра пораньше, еще до начала рабочего дня в БУЛ, загружены в кузов автомобиля и вывезены в неизвестном направлении. Более того, очевидно, для пущего наполнения грузовика туда, как мне сообщили коллеги, добавили и часть комплектов газет за 2006-й год.

Сразу же обратился к Н.Г. Шариной. Вот текст данного обращения.

Директору Библиотеки украинской литературы ШАРИНОЙ Н.Г.

Докладная записка

 Сегодня, 19 ноября 2007 г., по предварительной договоренности и рекомендации г-жи  О.А.Стрешневой (УК ЦАО г. Москвы), высказанной 16 ноября в Вашем присутствии и не вызвавшей никаких возражений, я должен был совместно с другими назначенными Вами сотрудниками  отобрать находящиеся на хранении в БУЛ старые газетные издания, в частности, конца 80-х-начала 90-х гг., представляющие особую историко-культурную ценность («Голос України», «Урядовий кур`єр», «Літературна Україна», «Культура і життя», «Зеркало недели», «День» и др.), разместив их на стеллажах, находящихся рядом с отделом комплектования, для дальнейшей сортировки, обработки, осуществления переплетных работ и дальнейшего хранения в фонде  библиотеки.

Однако, как оказалось, вопреки этой понятной договоренности, все упомянутые и другие  периодические издания, находящиеся в помещении  хранилища и отдела украиники, с утра были уже вывезены из библиотеки в неизвестном направлении.

Считаю необходимым предпринять все возможные меры для недопущения утилизации ценных комплектов изданий и сохранения  их в фонде БУЛ.

Для взвешенного и корректного решения этого вопроса Вам предлагалось создать экспертную комиссию (докладная записка от 15 ноября 2007).

Прошу Вас принять необходимые меры для недопущения  непоправимой утраты.

В. Крикуненко, заместитель директора библиотеки.

Понимая всю отчаянность положения, позвонил г-же Стрешневой О.А., которая, выслушав мое, возможно, слишком эмоциональное сообщение, пообещала поговорить с  директором. Вскоре услышал от Стрешневой О.А., что директор БУЛ пообещала ей «вернуть машину с газетами».

Увы, день прошел в тщетном ожидании.

А уже во вторник, 20 ноября, г-жа Шарина Н.Г., как ни в чем не бывало, стала уверять, что ничего страшного и не случилось. На  отчаянный и уже, наверное, совсем наивный вопрос: «Ну, неужели нельзя вернуть газеты и журналы в библиотеку?»  ответила:

— Вернуть нельзя. Они уже спрессованы.

Вот такое макулатурное, если не сказать другими словами, дело.

Тем не менее директор проявила определенное любопытство и попросила меня хотя бы по памяти описать, от какого же богатства (мусора — так можно понять из прямодушного сообщения  неупомянутого ввиду анонимности автора на сайте БУЛ) «с легкостью необыкновенной» избавились ревнители чистоты и порядка.

Г-же директору было представлено следующее разъяснение.

Н.Г. ШАРИНОЙ

В ответ на Ваш запрос  относительно характеристики находившихся в  помещении отдела украиники и хранилище газет, которые, по Вашим словам, уже «спрессованы», отвечаю.

Хотя, как Вы понимаете, компетентный ответ на эти вопросы Вы вправе бы потребовать и от подразделения, отвечающего в библиотеке за  учет и комплектование фонда.

Насколько мне известно, в  комнате отдела российской украиники находились на хранении комплекты украинских газет (как центральных, так и региональных).

Особую ценность, с т.з. изучения процессов становления  независимого Украинского государства, всего комплекса связанных с этим гуманитарных, культурных, литературных аспектов,  проблем российско-украинских отношений, представляли издания, выходившие в конце 80-х-начале 90-х гг.  Речь идет, в частности о таких украинских газетах того времени как «Літературна Україна»,  «Культура і  життя», «Правда Украины», «Радянська (затем — Демократична) Україна»,  «Молодь України», «Освіта» и др.

Несомненную, на мой взгляд, ценность представляют комплекты таких возникших в 90-е гг. и поныне ведущих украинских изданий как еженедельник «Зеркало недели»,  ежедневная общественно-политическая газета «День», газет  различных партий и общественных движений, отражающих всю многосложную палитру украинской политической жизни. Здесь кладезь информации для  возможного пользователя.

Эти издания я счел бы необходимым сохранить в первую очередь с тем, чтобы, как  справедливо рекомендовала зам. начальника УК ЦАО г-жа Стрешнева О..А., они были переплетены, оформлены как единицы хранения, и Библиотека всегда могла бы гордится такой уникальной коллекцией.

Ведь (и Вы, надеюсь, это знаете) дело в том, что уже с 1991 г. большинство украинских газет перестали поступать в Библиотеки Российской Федерации (даже в РГБ), и  наша БУЛ была бы в хорошем смысле слова монополистом-держателем этих информационных ресурсов. Чем это можно компенсировать?

Особо скажу и о такой безвозвратной для нас потери  как оставшаяся на хранении в БУЛ часть тиража  нескольких номеров единственного общероссийского украинского журнала «Украинское обозрение». Да, они занимали 55 кубических сантиметров места в хранилище. Но ведь издание это всегда было у нас, как яичко к Христову дню — его дарили гостям, с его помощью демонстрировали прибывшим с Украины, что в России есть и такой украинский журнал, основателем и главным редактором которого был большой друг нашей Библиотеки, много сделавший для нее бывший руководитель Объединения украинцев России, главный редактор журнала «Дружба народов» А.А. Руденко-Десняк. Что же мы так? И это при том, что я просил г-на Безпалько ни в коем случае не трогать эти комплекты, сам, воспользовавшись его приходом в хранилище,  как можно компактнее сложил их на полках.

Ну, не макулатура все это!

И разве нужно объяснять?

Объясняю.

Спасибо хоть теперь за внимание, Наталья Григорьевна.

В. Крикуненко

20.11.2007 

И, наконец. Упомянутое сообщение пресс-службы БУЛ содержит сумбурные упоминания о материалах, (бережно  хранившихся!) в кабинете заместителя директора В.Г. Крикуненко: «колоссальное количество аудиодисков и большой архив». Автору, надо полагать и самому директору, «абсолютно непонятно» почему это храниться в тесном помещении. Да потому, что больше хранить  и не было где.  И о том, что там храниться, —  директору и другим сотрудникам неоднократно сообщалось. Последний раз во время посещения Библиотеки  руководителями УК ЦАО. Показал  всем и архивы Россельса, и коллекцию Владимира Коваленко. Но, как оказалось, не все и не всем запоминается одинаково хорошо. Пришлось напомнить снова.

Директору БУЛ ШАРИНОЙ Н.Г.

Служебная записка

Как я Вам уже объяснял, в занимаемом мною служебном помещении хранятся материалы, переданные в БУЛ семьей покойного переводчика украинской прозы Владимира Россельса.  Папки с рукописями переданы в БУЛ до моего появления здесь. Материалы эти использовались мною в библиотечных мероприятиях, с ними ведется работа по определению их литературно-документальной ценности, часть из них рассматривается под углом зрения их возможного использования в будущем альманахе «Библиотека украинской литературы», опубликования в других изданиях. Учитывая тесноту в помещении, и необходимость, в соответствии с Вашим распоряжением, убрать находящиеся возле окна стопки папок, часть машинописных материалов (вторые и третьи экземпляры чистых перепечаток), не представляющих особой архивной ценности, из этой подборки извлечена.

Другая часть находящихся в помещении материалов (и об этом также Вам  не раз сообщалось) переданы  были мне в октябре 2006 г. на временное хранение в БУЛ с согласия руководства Библиотекой для того, чтобы в дальнейшем, при всех необходимых согласованиях, они смогли быть переданы в библиотечный фонд.  Речь идет о материалах, переданных племянницей московского литератора и коллекционера записей украинской музыки умершего  Владимира Коваленко,  москвича, с которым меня связывали годы личной дружбы на почве общего интереса к украинской музыке (в свое время я помогал ему в формировании его коллекции, за что был удостоен благодарности на его сайте).

Материалы эти передавались  его племянницей Аллой Коваленко в срочном порядке (освобождалась квартира умершего) для  дальнейшего окончательного определения их судьбы. Часть материалов (украинские книги из библиотеки В. Коваленко)  переданы мною в отдел обработки, книги на русском языке также  мною предложено передать туда, что касается архива рукописей и музыкального архива — здесь требуется дополнительное прояснение позиции наследников В. Коваленко, проживающих в  Украине.

Считаю целесообразным продлить  возможность нахождения этих материалов в БУЛ пока что на правах личной коллекции, поскольку с ними, в рамках предварительной договоренности с А. Коваленко, также ведется определенная работа (в частности, с музыковедами). Кроме того, запланирован вечер памяти В. Коваленко в рамках клуба «Родичи — Большая семья».

Также в занимаемом мною служебном помещении находятся, разумеется, и мои личные книги, как подаренные авторами, так и приносимые из моей домашней библиотеки для работы, проведения мероприятий и др.

В. Крикуненко, заместитель директора Библиотеки. 20 ноября 2007

К сказанному необходимо добавить, что прежде чем утверждать — «абсолютно непонятно»  — неназванному служителю «пресс-службы» иногда стоит сделать хотя бы простое умственное усилие, малую попытку «понять», и для начала — хотя бы спросить-побеседовать как коллега с коллегой. Тогда не надо будет и огород городить, и тень на плетень наводить, и с усердием достойным лучшего применения шарить по чужим шкафам, где висят, между прочим, чужие штаны (см. фото Б. Безпалько  на сайте), тоже, надо заметить, «не  проштампованные».

Впрочем, конец — делу венец. «Автомобиль пришел в 9:30 утра в понедельник, газеты и журналы были погружены», — бодро рапортует нам автор текста «К вопросу о газетах» на официальном сайте БУЛ.

Вдумайтесь только: «Газеты и журналы были погружены». «Они спрессованы».

И все? И концы — в воду?

Сейчас становится боязно и за судьбу рукописей выдающегося  русского украинской прозы переводчика В. Россельса, с которым меня также связывали годы творческого сотрудничества, и за уникальную музыкальную коллекцию и еще не прочитанные архивы известного публициста В. Коваленко. Сегодня по требованию директора эти материалы перенесены в другое помещения, где они заняли полки, освобожденные от увезенных «под пресс» газет… Остается верить на слово. Описание перемещаемых материалов сотрудниками отдела комплектования  директор отложила на потом. Хотя и пообещала мне, хранившему прежде эти материалы, вручить списки не сегодня-завтра.

Боязно за судьбу фондов еще и потому, что даже сегодня, 21 ноября, когда, казалось бы, все, каждый по-своему, продолжают переживать «газетную драму» (трагедию?!),  обнаруживаю в  вынесенных в коридор коробках с очередной  «макулатурой» экземпляры газет «Промінь» (Самара) (№№33, май, 2006 и  — без номера), «Вісник Товариства українців Кубані» (№№45, 46, 47, 48), издание альбомного типа «Наші Соловки», выпущенное стараниями Карельской Республиканской общественной организацией «Общества украинской культуры «Калина», множество печатных материалов (приглашений, буклетов, программ культурных мероприятий, проводимых украинскими организациями России), уникальную фотографию, запечатлевшего мэра Москвы среди украинцев Татарстана…

 Понятно, что так наводится кем-то «порядок» в очень специфическом, требующем особого внимания, знания предмета, такта, наконец, фонде российской украиники. Но так же нельзя! Не по-библиотечному это. Ведь библиотекарь — в первую очередь все же Хранитель.

Что ж, храни Бог нашу библиотеку.

Виталий КРИКУНЕНКО.

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.