Трифоновська, 61Погляди на події навкруг Бібліотеки української літератури в Москві автора “Литературной газеты” і прес-служби реґіональної громадської організації «Українці Москви»: 

«Литературная газета»:

И думку гадаю

Кто и зачем разжигает ненужные страсти вокруг Библиотеки украинской литературы в Москве?

Осеннее обострение

«Литературная газета» довольно много и активно пишет о независимой Украине, уделяя особое внимание положению русских, русского языка, русской культуры. Буквально в предыдущем номере в статье «Языковые полицаи» мы размышляли о том, почему нынешние украинские власти развернули самую настоящую войну на уничтожение русского языка, который для огромного числа граждан Украины является родным.

Идёт упорная украинизация русскоязычных территорий, закрывают русские школы, школьные учебники переписывают в антироссийском духе. Совершенно очевидно, что сегодня Украина – независимая или незалежная – идеологически и политически расколота на две части, причём во многом по языковому признаку. Выходом из создавшейся ситуации было бы придание русскому языку статуса второго государственного, как в ряде стран СНГ, но этому противодействуют украинские националисты и власти.

«Речь идёт прежде всего о своеобразной трактовке украинской стороной событий нашей общей истории, героизации сотрудничавших с нацистами военных преступников, развязанной в ряде регионов Украины «войне» с историческими памятниками и захоронениями советских воинов-освободителей, усиливающейся дискриминации русского языка, деятельности, направленной на раскол Украинской православной церкви. Эти недружественные шаги уже омрачают атмосферу отношений между нашими государствами. Более того, они могут нанести серьёзный ущерб двустороннему сотрудничеству на различных направлениях», – сказано в недавнем письме президента РФ Владимира Путина президенту Украины Виктору Ющенко.

Послание это было ответом на беспокойство президента Украины, вызванное многочисленными письмами на его имя и тревожными сообщениями в СМИ о положении дел в Библиотеке украинской литературы в Москве. Аналогичные письма осенью прошлого года были разосланы на адрес президента России, мэра Москвы и московского правительства... В украинских СМИ началась кампания на тему преследования «островка украинства в Московии» и о коварном желании его уничтожить любой ценой. В общем, Украинку – так ласково называют библиотеку читатели – убивают, грабят, насилуют!

Ситуация вокруг библиотеки на фоне трудных отношений наших стран сложилась непростая, вокруг неё было накручено много всего – и лукавства, и недомолвок, и преувеличений, и сознательного искажения фактов.

Попробуем в ней непредвзято разобраться. И начнём с истории.

Как это было

В октябре 1988 года на одной из встреч Украинского молодёжного клуба возникла идея создать украинскую библиотеку. А надо сказать, что в 20–30-е годы прошлого столетия в Москве существовала Центральная украинская библиотека. А почему, собственно, заговорили о создании библиотеки? Видимо, потому, что существует проблема сохранения родного языка, передачи его в наследство детям и внукам, которые растут в иноязычной среде. Для этого нужны учебники, художественная литература – детская и взрослая. Нужна актуальная информация о событиях на Украине, о её политической, экономической, культурной и общественной жизни.

Украинские газеты, журналы, книги в советские времена можно было найти в Москве лишь в нескольких местах – в Государственной библиотеке СССР имени В.И. Ленина, Центральной городской библиотеке имени Н.А. Некрасова и в профильных отраслевых библиотеках. Существовал магазин «Украинская книга» (который работал на протяжении почти всего советского периода). Но для Москвы, где по переписи 1989 года жили почти 300 тысяч украинцев, это была капля в море.

Торжественное открытие отдела украинской литературы состоялось 17 декабря 1989 года в читальном зале Центральной библиотеки № 122 Калининского района Москвы на шоссе Энтузиастов, 20. В этом помещении библиотека работала до начала 1991 года; потом, к августу 1993 года, – в библиотеке-филиале № 124 на Ухтомской ул., 21; в дальнейшем – в библиотеке-филиале № 147 на Велозаводской ул., 11/1.

С октября 1989 года начали поступать первые украинские книги. Это был настоящий книжный поток, который пошёл с Украины в ответ на просьбу украинцев Москвы. Каждый день библиотекари получали несколько, а то и десятки посылок с книгами – от библиотек и издательств, культурных обществ, школ, от отдельных граждан, начиная со школьников, которые присылали любимые книжки и, возможно, не такие любимые учебники, и заканчивая библиофилами с большим стажем, которые дарили целые библиотеки с собственными экслибрисами. Большое количество книг и периодики получили и от украинцев диаспоры.

Значительную помощь в комплектовании фонда в 1989–1991 годах оказали и библиотеки Российской Федерации. В частности, свыше 400 книг передал отдел литературы на языках народов СССР Центральной городской библиотеки Москвы имени Н.А. Некрасова. Значительная часть изданий была получена из обменных фондов Российской государственной библиотеки, Государственной исторической библиотеки и библиотеки Центрального Дома литераторов. Сотни книг и литературно-художественных изданий были переданы советом по вопросам украинской литературы Союза писателей СССР.

В дальнейшем комплектация фондов библиотеки осуществлялась преимущественно путём приобретения литературы (на средства городского бюджета Москвы), а также путём безвозмездной передачи литературы библиотеками и издательствами Украины, дарами общественных организаций и частных лиц. В рамках этой статьи у нас нет возможности перечислить все источники пополнения библиотечного фонда.

Встал вопрос о перспективах дальнейшего развития библиотеки – восстановление её статуса как самостоятельной библиотеки и предоставление надлежащего помещения для работы. Ведь помимо удовлетворения читательского спроса библиотека вела и ведёт большую культурно-просветительскую работу: в её стенах проходят встречи, концерты, лекции, различные занятия для детей и взрослых, библиотека осуществляет издательскую деятельность. В стенах библиотечного филиала это всё не умещалось.

И в ответ на чаяния национально-культурных объединений украинцев и обращение посольства Украины в России 19 декабря 2000 года правительство Москвы выпустило постановление № 980 «О создании государственного учреждения культуры «Библиотека украинской литературы», закрепив за ним движимое и недвижимое имущество на праве оперативного управления.

Далее в постановлении сказано, что Комитет по культуре является учредителем Библиотеки украинской литературы (БУЛ) как учреждения окружного значения, утверждает его устав, назначает руководителя и заключает с ним трудовой договор. Финансирование БУЛ определяется в пределах средств, выделяемых управлению культуры Центрального административного округа на эти цели. Также этим постановлением библиотеке передаются книжный фонд и движимое имущество, используемое в деятельности отдела украинской литературы библиотеки-филиала № 147.

Рассказываем об этом постановлении столь подробно, потому что приведённые в документе слова станут отправной точкой для последующих решений, но об этом ниже.

На 1 мая 2006 г. фонды библиотеки содержали около 25 000 экземпляров книг, 15 000 экземпляров журналов и продолжающихся изданий (в том числе – коллекция газет украинских объединений Российской Федерации – с начала 1990-х гг.), а также карты, ноты, изобразительные издания, аудио- и видеозаписи, рукописи.

В фонде библиотеки – книги по истории, искусству, языковедению, религии, другим отраслям знания, художественная литература на украинском, русском, польском, английском и других языках – в т.ч. украинские издания из стран ближнего и дальнего зарубежья.

Библиотека в настоящее время выписывает 60 наименований газет и 103 наименования журналов.

Регулярно демонстрируются видеопрограммы телевидения Украины, проводятся концерты украинской народной и классической музыки.

При библиотеке работают Славянский молодёжный клуб и клуб «Звезда Вернадского».

И если вопрос статуса был решён, то нехватка помещений оставалась проблемой.

Тогда правительство Москвы выделило 22 миллиона рублей (вместо обычных шести-семи миллионов) на отделку новых помещений (первый этаж дома-новостройки по Трифоновской улице, д. 61, корп. 1), приобретение мебели, компьютеров, телевизоров, другой необходимой техники. Это помимо того, что 500 тысяч рублей ежегодно выделяется на пополнение книжных фондов, ещё 200 тысяч рублей – на периодическую печать.

И даже зарплаты сотрудникам БУЛ специальным постановлением московского правительства установлены более высокие, чем в других московских библиотеках.

В мае 2006 г. новое здание библиотеки было торжественно открыто. Событие приурочили не только к празднованию Дня библиотеки и Дней Киева, но и к празднованию Дней славянской культуры и письменности. Это был праздник и для культработников Москвы, и для участников многочисленных субботников – активистов общественной организации «Украинцы Москвы».

После бала

28 ноября 2006 г. у библиотеки появился пикет движения молодых политических экологов Подмосковья «Местные». Над группой развевались российские триколоры, а также бело-зелёные знамёна движения. Молодые люди держали плакаты со следующими лозунгами: «Вам не поссорить два братских народа!» и «УНА–УНСО и прочий сброд терпеть не будет наш народ!» Под дружное скандирование состоялось небольшое представление: активисты у входа раздавали посетителям оранжевые футболки с надписью UKRAINIAN PATRIOT и значками долларов. Пикетчики не только дефилировали перед библиотекой и скандировали лозунги, но и в заключение демонстративно опрыскали аэрозолем вход в библиотеку – мол, «от тараканов и других вредных насекомых».

Поводом для акции послужила устроенная в библиотеке выставка «Голодомор». Голод 20–30-х годов XX века – это трагическая страница в истории СССР, и пострадала от него не только Украина, но и Россия, Казахстан, другие республики. Однако националистически настроенные украинцы зарабатывают на этой теме политические дивиденды, объявляя, что во всём виновата Москва, что она попросту хотела истребить украинцев, хотя в этот трагический период гибли люди всех национальностей...

В своём послании мэру Москвы Юрию Лужкову, отправленному сразу после завершения пикетирования БУЛ, активисты движения выразили «недоумение и возмущение в связи с тем, что в центре Москвы, на территории ЦАО, за счёт средств бюджета города Москвы функционирует так называемое городское учреждение культуры, занимающееся разжиганием межнациональной розни, пропагандой украинского национализма, тенденциозно освещающее историю России и российско-украинских отношений».

Кто разрешил этот пикет вопреки государственной политике толерантности в Москве? Заявка на проведение пикета соответствовала законодательству, а в качестве цели указывалось: «Выразить протест распространению антироссийской и русофобской литературы… под лозунгами, формулирующими вышеуказанную цель акции». Однако, указывая конкретный адрес, пикетчики не упоминали какое-либо учреждение, что и сказалось на решении городских властей.

Тем не менее факт остаётся фактом: после этого события «Местные» неоднократно по разным поводам собирались возле библиотеки. А поводов это культурное учреждение, призванное укреплять дружбу между братскими народами, предоставляло достаточно. В Библиотеке украинской литературы, например, устраивались выставки памяти Степана Бандеры, Симона Петлюры, других воинствующих националистов, хотя ни тот, ни другой не имеют никакого отношения к какой-либо литературной деятельности, зато отличились, проливая кровь русских, евреев, украинцев, которые не разделяли их взглядов.

Справедливое удивление вызывал и подбор литературных героев для публичных чтений. Таковым стал, например, Евгений Маланюк, который откровенно ненавидел Россию, призывал к уничтожению русских. Как это соотносится с нашими законами об экстремизме, запрете на разжигание межнациональной розни? На самом деле тут вполне можно говорить не о политических пристрастиях, а об уголовно наказуемых деяниях.

Но иные заинтересованные люди трактовали эти события совсем иначе. Сопредседатель Объединения украинцев России В.Ф. Семененко и сопредседатель ФНКА «Украинцы России», представитель региональной организации «Украинцы Москвы» Ю.Г. Кононенко, заведующий отделом «российской украиники» (так он его назвал) Библиотеки украинской литературы, ничего предосудительного в этом не увидели. Наоборот, бросились составлять и подписывать гневные и жалобные письма в различные инстанции и средства массовой информации – нас преследуют, спасите-помогите...

Но, простите, почему государственное российское учреждение, живущее на средства российских налогоплательщиков, занимается восхвалением антироссийских политиков и литераторов? Могут ли городские власти и дальше закрывать глаза на деятельность тех, кто, находясь на российской государственной службе, откровенно занимается разжиганием национальных страстей? И это – в центре российской столицы!

Вот тогда власти Москвы занялись анализом деятельности библиотеки. И выяснилось много интересного не только по политической части, но и с профессиональной точки зрения.

Оказалось, такого рода деятельность стала возможной ввиду того, что в библиотеке помимо Юрия Кононенко работали ещё несколько человек, разделяющих и пропагандирующих украинские ультранационалистические взгляды, а тогдашний директор библиотеки не могла этому помешать. Поэтому в Комитете по культуре правительства Москвы решили сменить директора библиотеки. Это – законное право работодателя. Более того, в сложившейся ситуации городские власти просто обязаны были это сделать. Потому что очаг культуры стал превращаться в очаг, где пылали политические и националистические страсти. Ещё раз подчеркнём – власти просто обязаны были вмешаться.

Работа над ошибками

Была проведена ротация кадров. Именно ротация, а не разгон. Заметим, очень мягкая и деликатная. Бывшего директора В.В. Слюсарчук назначили руководителем Центральной библиотечной системы № 2, включающей шесть библиотек разного профиля. Кстати, эта должность является повышением. А прежнего руководителя ЦБС Н.Г. Шарину перевели на должность директора Библиотеки украинской литературы. Наталья Григорьевна согласилась на перевод с интересной для неё работы, потому что её убедили, что так надо, и восприняла его как акт доверия вышестоящего руководства. Но она и понятия не имела, в каком кипящем котле окажется.

Тогда же возникла и стала проговариваться идея об укрупнении Библиотеки украинской литературы за счёт близлежащих библиотечных фондов. Однако ни о каком перепрофилировании библиотеки речь не шла. Но...

Когда два директора, старый и новый, встретились с коллективом украинской библиотеки, Наталья Григорьевна рассказала сотрудникам об этих планах и о том, что это подразумевает перемену статуса учреждения. По закону сотрудников нужно вывести за штат, чтобы потом заключить новые трудовые контракты с теми, кто захочет остаться. Тем, кому нужно время, чтобы определиться с решением, она предложила взять отпуск. В скобках замечу, что идея укрупнения прожила всего несколько дней и испарилась. Столь же нецелесообразной была признана ни в каких документах не зафиксированная идея перепрофилировать БУЛ в библиотеку народов России.

Но какой в прессе поднялся шум! Причём умело направляемый... Шарину обвиняли в зачистке по национальному признаку, в непрофессионализме. В адрес московского правительства посыпались обвинения, что библиотеку хотят закрыть, а «островок украинской культуры» уничтожить! И т.д. и т.п. Затем появились сообщения, что в течение двух месяцев уволились семь сотрудников! Что началась травля заведующего отделом Ю. Кононенко...

Всё было не так, – устало рассказывает Наталья Григорьевна. – Валентина Валерьевна Слюсарчук, уходя, сразу меня предупредила, что команду из трёх человек она заберёт на новое место. Оно и понятно, ведь в новом коллективе хочется иметь опору и поддержку. Причём Т.М. Телелейко, библиотекаря 10-го разряда, она назначила заведующей детской библиотекой им. Андерсена. То есть все, кто ушёл из Украинки, повысили свой статус. Да, они немного потеряли в зарплате… Но в качестве компенсации я всем им выписала премии. Мама Слюсарчук, работавшая здесь, не осталась с нами, поскольку ей далеко было ездить на работу, да и чувствовала она себя неважно…

Жалобная книга

Истерия вокруг библиотеки не прекращалась, и осенью 2007 года вошла в критическую фазу. В адрес московского правительства полетели письма, как близнецы похожие друг на друга. Их различала лишь география. Среди обеспокоенных были украинская национально-культурная автономия Мурманской области, Томская региональная общественная организация «Центр украинской культуры «Джерело», уже упоминавшиеся «Украинцы Москвы», Объединение украинцев России и многие другие.

В потоке обвинений малой каплей терялись письма, авторы которых выражали поддержку правительству Москвы и надежду на скорейшее оздоровление ситуации.

А толчком к осенней акции стало сообщение о том, что из библиотеки уволили Ю. Кононенко. Заметьте, не весной при смене руководства, а осенью, и не уволили, а не предложили заключить новый контракт в связи с истечением срока предыдущего. Юристы, проверявшие соблюдение норм законодательства, нарушений в действиях администрации библиотеки не нашли. Зато при внимательном рассмотрении служебной деятельности Ю. Кононенко администрация убедилась в его, мягко говоря, непрофессионализме.

Библиотечное дело – это научная отрасль, которая занимается систематизацией, каталогизацией печатной и аудиовизуальной продукции. Разработаны методы классификации изданий (УДК, ББК), позволяющие подобрать необходимую литературу по определённому запросу. Для этого книги описывают и вносят информацию в специальные формуляры. Чтобы сделать такую работу в отношении иноязычных книг, достаточно иметь под рукой специальный словарь и необходимо обладать специфическими библиотечными знаниями.

Обвинения в том, что библиотека лишилась украиноговорящих сотрудников, – от лукавого. Знать украинский литературный язык и говорить на мове – это разные вещи. Для обработки книжного фонда устная речь не нужна. В новом составе сотрудников прибавилось число людей со специальным библиотечным образованием, каковых не было в старом составе. Также в штат принята преподаватель украинского языка Т.К. Мунтян, которая ведёт языковые курсы для сотрудников.

Так что остались те, кто говорит и читает на литературном украинском языке, а ушли те, что говорили на мове.

Что же касается газетного фонда, который якобы уничтожается, то надо понимать, что по библиотечным правилам периодические издания являются единицами временного хранения (1–3 года), затем их списывают по усмотрению библиотеки. Потом заказывают специальную макулатурную машину, которая и вывозит их на утилизацию.

В БУЛ скопилось большое количество разных газет. По правилам, редкие издания специальным образом переплетают. Сохраняют также и те издания, на которые есть спрос. Издания, имеющие интернет-версии, не хранят. Также существует «Летопись газетных статей», куда заносят описательные данные на статью, чтобы по ним впоследствии её можно было найти в центральных или специализированных библиотеках.

На просьбу директора отметить, какие газетные стопки надо сохранить, её заместитель В.Г. Крикуненко не отреагировал. Пожарные выдали предписание ликвидировать газетные завалы, поскольку не было специальных условий для их хранения. Сотрудники в соответствии с библиотечной инструкцией отложили наиболее ценные экземпляры, вызвали макулатурную машину и всё ненужное отправили на переработку...

Так что никакого «варварского разгрома» не происходило. Вот только грузить пришлось быстро – грузовым машинам в центре города находиться запрещено.

Нынешние сотрудники библиотеки создали отдел истории украинской книги, ведут научные изыскания, по результатам которых выпущен интерактивный DVD-диск, на котором страницы книги, читая, можно листать, там же записан слайд-фильм со всеми рабочими материалами, отснятыми в процессе изучения истории книги. Это первый подобный продукт на территории СНГ наряду с разработанным сотрудниками программно-аппаратным комплексом «Библиотека».

Исторический лекторий, работавший ранее, при детальном изучении вызвал много вопросов. Например, почему приглашали одних и тех же лекторов из Львовского института украиноведения им. Крипякевича, известного своими взглядами? Почему не были представлены другие научные школы, почему с директором библиотеки эти вопросы никто не обсуждал? Почему лекторы жили в библиотеке в нарушение устава и санитарных норм, притом что у Украинского культурного центра есть своя гостиница?

Да, теперь лекторий преобразован в более широкий по тематике и называется «Культурная летопись Украины».

В концертном зале библиотеки работает музыкальная гостиная: проходят концерты, вечера народной и классической музыки, встречи с композиторами и деятелями музыкального искусства. В этом же зале репетировала Украинская хоровая капелла под руководством Виктории Ивановны Скопенко. Репетировали, когда им было удобно и когда хотели, и в это же время Скопенко писала жалобы в различные инстанции, что... репетировать не дают. Потом она объясняла своё поведение тем, что на неё «давят»...

Вся эта истории наглядно свидетельствует, что истерия вокруг Библиотеки украинской литературы нагнетается целенаправленно. Кому-то очень хочется поссорить наши народы, наши страны. Кому? Тем, кто намерен с кровью разодрать вековые связи между нашими народами в угоду своим политическим и идеологическим пристрастиям. Тем самым, о которых говорилось в начале материала.

А закончить хочется словами из Послания президента Путина: «Правительство Москвы, оказывающее всестороннюю поддержку этому очагу украинской культуры в центре столицы, способно и впредь самостоятельно решать возникающие там проблемы и проводить соответствующую кадровую политику. При этом исходим из того, что библиотека должна быть ориентирована исключительно на культурологическую деятельность и работать на благо укрепления атмосферы доверия между народами России и Украины.

Важно, что при библиотеке действует наблюдательный совет из числа активистов украинских общественных организаций. В него входит и представитель посольства Украины в Российской Федерации. Идя навстречу пожеланиям украинской стороны, правительство Москвы готово расширить данную структуру за счёт включения в неё видных представителей культуры».

Всё можно сделать. Была бы воля. Вот только воля бывает добрая, а бывает и злая. В событиях вокруг Библиотеки украинской литературы в Москве явно просматривается воля недобрая.

Инна КУСТОВА

P.S. 30 января 2007 года состоялось заседание Общественного совета, на котором был утверждён обновлённый и расширенный состав. В тот же день в рамках официального визита в Россию библиотеку посетила секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Раиса Богатырёва. Она убедилась в сохранении фондов Библиотеки украинской литературы в Москве, а по поводу скандала отметила: «Нет ни капли сомнения в том, что эти детали омрачают хорошую работу библиотеки». Раиса Богатырёва выразила благодарность правительству Москвы, посольству Украины в РФ, а также коллективу библиотеки за поддержку украинской литературы и культуры.

http://lgz.ru/article/id=3098&top=26&ui=1202315156160&r=673

№5 (6157)(2008-02-06)

Прес-служба реґіональної громадської організації «Українці Москви»:

Хто і навіщо розпалює непотрібні пристрасті навколо Бібліотеки української літератури в Москві?

Таким питанням начебто б стурбувалася на минулому тижні московська «Литературная газета», що помістила на цілу шпальту статтю якоїсь Інни Кущової. Хто ховається за псевдо по Зігмунду Фрейду — (NN «у кущі! у кущі!») — і гадати нема чого: чиновницьке замовлення показує ріжки в кожнім абзаці недбало зліпленого опусу. На це вказують і бездарно-компілятивний стиль його, і безапеляційний тон, і відверто-безвідповідальна деза, і небажання, що простежується в рядках, хоч би задля пристойності поміркувати, а що ж насправді сталося в бібліотеці.

А відбулося, як відомо, те, що от уже рік, як керувати туди приставлена директриса, що була призначена в березні 2006 р. цю бібліотеку «перепрофілювати», тобто закрити. Оскільки громадськість і розсудливі державні мужі Бібліотеку тоді дружно відстояли, і «перепрофілювати» не вийшло, залишена навіщось (?!) керувати Бібліотекою української літератури призначенка-ліквідатор, природно, відчула себе «не у своїй тарілці». Ще б пак: прийшла ж начебто бібліотеку поховати, а тут — не похорони, а весілля доводиться справляти вприсядочку... Втім вона була  залишена своїми господарями для виконання зрозумілої лише їм «місії». А як при цьому довелося потерпати колишнім співробітникам Бібліотеки української літератури, котрі опинилися поруч з новою (колишнього керівника змусили піти) директрисою, що зовсім не знає ні цієї літератури, ні мови, і, як показав час, зуміла протиставити себе не лише колишньому колективу, але й  українській громадськості, яка довгі роки збирала цю бібліотеку, й звісно ж не лишалася байдужою до її долі. (Дійшло навіть до того, що заступник директриси Безпалько намагався розігнати збори читацького активу БУЛ, а керівників громадських організацій, які їй не сподобалися, директриса  пригрозила оголосити «персонами нон грата» і не пускати в бібліотеку, заборонила Українській народній хоровій капелі м. Москви, яку очолює  голова регіональної громадської організації «Українці Москви», проводити тут репетиції, перетворивши найбільший зал бібліотеки в прокатний майданчик для  концертів, що не мають, як показують програми заходів, майже ніякого тематичного зв'язку зі спрямованістю бібліотеки, з українською  культурою та музикою...)

То ж чи дивно, що абсурдне й провокаційне по своїй суті кадрове призначення і зв'язані з ним  зміни в БУЛ сприйняті читацькою громадськістю і як пряма образа української культури, літератури  і, нарешті, громадянської, національної та й просто людської гідності. Більша частина знаючих справу фахівців змушена була залишити Бібліотеку української літератури, тієї літератури, в якій новий керівник — абсолютний дилетант. А тепер у знак протесту Бібліотеку тихо відмовляються відвідувати і деякі читачі. Поки що — тихо, поки що — деякі...

І як би не заспокоювали нас чиновники від московської культури, що, мов, «все хорошо, прекрасная маркиза!», і як би не сприяли їм у цьому соромливі автори статті «з кущів» у «Литературной газете», написаної під лукаву чиновницьку диктовку, конфліктна ситуація в Бібліотеці українській літературі залишається нерозв’язаною доти, поки  нею керує нинішня директриса. Бо ж причина цього конфлікту — не в міжособистісних стосунках із кількома співробітниками, що залишаються тут від колишнього колективу, не у вигаданих «Мєстнимі» «фактах» нібито «вихваляння антиросійських політиків і літераторів» у стінах БУЛ, не в «підступності» звільненого з бібліотеки фактичного її засновника Ю. Г. Кононенка. Причина — у професійній невідповідності директора самому профілю Бібліотеки української літератури, як він визначений постановою уряду Москви про створення БУЛ, її статутом, самою природою її фондів, історією формування бібліотеки. Хіба не очевидно, що в цій установі мало бути просто бібліотекарем? Важливо ще й знати та любити красне письменство, історію, культуру, представлену в БУЛ — єдиній, до речі, на всю Росію державній цільовій установі культури, спрямованій на задоволення духовних запитів українського населення. Невже не можна вирішити тут кадрове питання насправді по-державному, мудро, виважено, з урахуванням  думки читацької громадськості?

Саме це пропонували і пропонують уряду Москви представники читацької громадськості БУЛ, Об'єднання українців Росії, об'єднання «Українці Москви», сотні тверезомислячих людей у Росії, Україні, інших країнах світу, що щиро вболівають за долю бібліотеки та відгукнулись на наші звернення.

На жаль, їхні конструктивні пропозиції як і раніше залишаються без відповіді.

Більш того,  Бібліотека української літератури «укрепляется» сумнівними кадрами типу автора дрімучих і образливих українофобських писань Сокурова, який принизливо висловлюється про українську  культуру, літературу, мову, історію, державність... Хіба подібне призначення відповідає справедливій вимозі Президента Росії В.В. Путіна про те, що «Бібліотека повинна бути орієнтована винятково на культурологічну діяльність і працювати на благо зміцнення атмосфери довіри між народами Росії та України». І як розуміти у зв'язку з цим появу в планах бібліотечних заходів таких суто політичних і неоднозначно сприйнятих багатьма тем, як політичне русинство, боротьба  з українським націоналізмом тощо.

«Літературна газета» з чиєїсь подачі пише про вигадані нібито антиросійські акції в БУЛ. Але ж редакція могла б і перевірити факти, і тоді з'ясувалося б, що не було тут згаданої в статті «виставки «Голодомор», протестувати нібито проти якої приїжджали в листопаді 2006 р. двома автобусами «Мєстниє». А проходила в спокійній доброзичливій атмосфері цілком академічна зустріч російських і українських істориків, що спільно обговорювали трагічну сторінку нашої історії і шукали консенсус у поглядах на трагедію голоду в 1933 р. Де ж тут спроба «посварити два братерських народи», що ставиться у провину бібліотеці? Так само як не було в бібліотеці і згаданих гнівно в статті «публічних читань», присвячених  ювілею  поета Є. Маланюка, а була скромна книжкова виставка, що представляла  для шанувальників його творчості книги з фонду БУЛ. До речі, твори цього видатного художника слова не раз публікувалися й у перекладах російською мовою (журнал «Дружба народов», антологія «Украинская поэзия. Из века в век» тощо). Не було на Трифоновській, 61 і згаданих у статті «Литературки» «виставок пам'яті Степана Бандери, Симона Петлюри, інших войовничих націоналістів». Хоча література про цих неординарних українських національних діячів, звичайно, у бібліотеці є, і її також потребує зацікавлений російський читач. Кому і навіщо потрібно лукавити?

Мимоволі закрадається і міцніє підозра, що під завісою боротьби з фантомними, вигаданими нібито націоналістичними проявами в минулій діяльності  БУЛ, в  окремі заходи, що там проводяться сьогодні, поволі  цілеспрямовано впроваджуються  елементи реальної  антиукраїнської пропаганди, що в ній, як видно з Інтернет-публікацій, уже досить активно проявили себе такі їхні автори,  як Безпалько і Сокуров. Чому наша бібліотека — установа культури — повинна ставати майданчиком для навколополітичних протиукраїнських ігрищ цих сумнівних «бібліотекарів»? Хіба для цього вона створювалася?

Читацький актив бібліотеки, який збирав її фонди починаючи з 1989 р., Об'єднання українців Росії, РГО «Українці Москви» наполягають на  збереженні суто культурологічного профілю цієї установи культури як Бібліотеки української літератури.

Чому ж їхні кількаразові звернення до влади залишаються без відповіді?

І чи не в такому ставленні керуючою бібліотекою влади, її глухоті до громадської думки і здорового глузду, у фактичному прикритті порушень, що кояться в бібліотеці (поміж них — розгін і утиск кваліфікованих кадрів, розмивання визначеної постановою уряду Москви і бібліотечним статутом  специфічної спрямованості БУЛ, варварське знищення у листопаді 2007 р. цінних комплектів газетних видань, фінансові порушення тощо), нарешті, у національній безтактності — найочевидніша і головна, коренева причина, що «розпалює  непотрібні пристрасті навколо Бібліотеки української літератури в Москві»?

Але про це в статті «Литературной газеты» — чомусь ні єдиного слова! Про що ж тут мова?

Якщо буквально слідувати логіці винесеного в заголовок статті сакраментального питання «Хто і навіщо розпалює...», то, по очевидному авторському недомислію вийде, що це (у порядку черговості) — ...мало не Президент РФ В. Путін і Президент України В. Ющенко, які обмінялися листами, де було порушено і питання про БУЛ. Потім йдуть українські ЗМІ, у яких нібито «почалася кампанія на тему» БУЛ...

І лише наприкінці  третього розділу величезної статті, до речі,  багато в чому безоглядно здертого з більш ніж річної давнини рапортів про сумнівні пікети проти БУЛ на сайті так званих «молодих політичних екологів Підмосков'я» «Мєстниє», згадується про «лиходіїв» з числа керівництва Об'єднання українців Росії і реґіональної організації «Українці Москви», а потім «серед стурбованих» (от слівцем яким пришили!) називаються і українська національно-культурна автономія Мурманської області, Томська реґіональна громадська організація «Центр української культури «Джерело» «і багато інших». Була б «Литературная газета» по-справжньому зацікавленою в об'єктивному висвітленні теми, то могла б додати до того «чорного списку» ще десятки «стурбованих» долею Бібліотеки організацій і багатьох громадян Росії та України — відомого московського літературознавця, лауреата Національної премії України імені Т.Г. Шевченка Юрія Барабаша, секретаря правління Спілки письменників Росії, перекладача Володимира Середіна, й імена понад трьохсот представників читацького активу БУЛ, які підписали звернення до влади з проханням об'єктивного розгляду ситуації, що склалася в БУЛ, а ще — численних відомих українських і російських письменників, діячів науки і культури...

Замість аналізу  непростої теми — незугарно зшита білими нитками, повна  підтасувань, перекручень, неточностей і облудних домислів компіляція, недбало скроєна (причому без належних у таких випадках посилань!) з текстів брошури про історію БУЛ (автор її, до речі, викривається нещадно в статті — Ю. Кононенко), запозичених на сайті «Мєстних» «переможних реляцій» про торішні набіги озброєних отрутохімікатами «політекологів» на БУЛ і, нарешті, далеких від об'єктивності  бюрократичних записок, піднесених редакції з канцелярських загашників, автори яких, видно,  не завдавали собі клопоту ні тверезими розмірковуваннями, ні муками сумління, безсоромно удаючись до відвертої брехні, підтасування та фальсифікації.

Що ж, регулярно виступаючи в якості азартного політичного оцінювача непростих процесів, що відбуваються в сучасній Україні, «Літературна газета» от уже кілька років фактично нічого не пише власне про українську літературу, мистецтво, культуру. Не замовляли? Схоже, що і публікація про Бібліотеку української літератури з «непотрібними пристрастями навколо» неї  — лише політична «заказуха», з дуже і дуже дурним «душком».

Не задихніться, добродії кустови! Відкрийте вікна. І очі. І вуха.

Як ніяк  за вікном у вас - Хохловський провулок, куди, кажуть, недавно переїхала «ЛГ». Мабуть, топоніміка таки зближує? - Бодай щоб краще лупити без розбору великим калібром по Бібліотеці українській літературі… «Авось!?»

Прес-служба реґіональної громадської організації «Українці Москви»

11 лютого 2008 р.

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

Кто и зачем разжигает ненужные страсти вокруг Библиотеки украинской литературы в Москве?

Таким вопросом вроде бы озадачилась на прошлой неделе московская «Литературная газета», поместившая статью некой Инны Кустовой. Кто скрывается за псевдо по Фрейду — (NN «в кусты! в кусты!») — и думать нечего: чиновный заказ кажет рожки в каждом абзаце небрежно состряпанного опуса. На это указывают и бездарно-компилятивный  стиль его, и безаппеляционный тон, и откровенно-безответственная деза, и сквозящее в строках нежелание хоть бы для приличья поразмыслить, а что ж на самом деле произошло в библиотеке.

А произошло, как известно, то, что вот уже год, как руководить туда приставлена директриса, назначенная в марте 2006 г. эту библиотеку «перепрофилировать», т.е. закрыть. Поскольку общественность и благоразумные государственные мужи Библиотеку тогда дружно отстояли, и «перепрофилировать» не вышло, оставленная  зачем-то (?!) руководить Библиотекой украинской литературы назначенка-ликвидатор, естественно, почувствовала себя «не в своей тарелке». Еще бы: пришла библиотеку хоронить, а тут — свадьбу играть вприсядочку... Тем не менее, она была  оставлена своими ставленниками для выполнения понятной лишь им «миссии». А каково стало бывшим сотрудникам Библиотеки украинской литературы оказаться рядом с новой (прежнего руководителя заставили уйти) директрисой, совершенно не знающей ни самой этой литературы, ни языка, и, как показало время, противопоставившей себя не только прежнему коллективу, но и  украинской общественности, долгие годы собиравшей эту библиотеку, глубоко небезучастной к ее судьбе. (Дошло  ведь до того, что заместитель директрисы Безпалько пытался разогнать собрание читательского актива БУЛ, а не понравившихся ей руководителей общественных организаций директриса грозилась объявить «персонами нон грата» и не пускать в библиотеку, запретила Украинской народной хоровой капелле г. Москвы, возглавляемой  председателем РОО «Украинцы Москвы», проводить здесь репетиции, превратив самый большой зал библиотеки в прокатную площадку для  концертов, не имеющих, как показывают программы мероприятий, почти никакой тематической связи с направленностью библиотеки, с украинской  культурой и музыкой...)

Разве удивительно, что доходящее до абсурдности и, по сути своей, провокационно вызывающее кадровое назначение и связанные с ним  перемены в БУЛ воспринято читательской общественностью и как прямое оскорбление украинской культуры, литературы  и, наконец,  гражданского, национального да и просто человеческого достоинства. Большая часть знающих дело специалистов вынуждена была оставить Библиотеку украинской литературы, той литературы, в которой новый руководитель — абсолютный дилетант. А теперь в знак протеста Библиотеку отказываются посещать и некоторые читатели. Пока — некоторые...

И как бы не успокаивали нас чиновники от московской культуры, что, дескать, «все хорошо, прекрасная маркиза!», и как бы не споспешествовали им в этом стеснительные авторы статьи «в кустах», вроде написанного под вышестоящую  диктовку лукавого сочинения в «Литературной газете», конфликтная ситуация в Библиотеке украинской литературе остается неразрешенной до тех пор, пока  ею руководит нынешняя директриса. Потому как  причина данного конфликта — не в межличностных отношениях с еще оставшимися  здесь  тремя бывшими сотрудниками, не в понабреханных «Местными» и иже с ними «фактах» якобы «восхваления антироссийских политиков и литераторов» в стенах БУЛ, не в «кознях» уволенного из библиотеки фактического ее основателя Ю. Г. Кононенко. Причина — в профессиональном несоответствии  директора самому профилю Библиотеки украинской литературы, как он определен постановлением правительства Москвы о создании БУЛ, ее уставом, самой природой ее фондов, историей формирования библиотеки. Разве не очевидно, что здесь мало быть просто библиотекарем? Важно еще  знать и любить изящную словесность, историю, культуру, представленную в БУЛ — единственном, кстати, на всю Россию государственном целевом учреждении культуры, направленном на удовлетворение духовных запросов украинского населения. Неужели нельзя решить здесь кадровый вопрос действительно по-государственному, мудро, взвешенно, с учетом  мнения читательской общественности?

Именно это предлагали и предлагают правительству Москвы представители читательской общественности БУЛ, Объединения украинцев России, объединения «Украинцы Москвы», сотни переживающих за судьбу библиотеки трезвомыслящих людей в России, Украине, других странах мира, откликнувшихся на наши обращения..

Увы, их конструктивные предложения по-прежнему остаются без ответа.

Более того,  Библиотека украинской литературы «укрепляется» сомнительными кадрами вроде автора дремучих и оскорбительных украинофобствующих писаний Сокурова, уничижительно высказывающегося об украинской  культуре, литературе, языке, истории, государственности... Разве подобное назначение соответствует справедливому требованию президента России В.В. Путина о том, что «Библиотека должна быть ориентирована исключительно на культурологическую деятельность и работать на благо укрепления атмосферы доверия между народами России и Украины». И как понимать в связи с этим появление в планах библиотечных мероприятий таких сугубо политических  и  неоднозначно воспринимающихся многими тем как политическое русинство (сепаратизм в Западной Украине), борьба  с украинским национализмом и др.

«Литературная газета» с чьей-то подачи пишет о  вымышленных  якобы антироссийских  акциях в БУЛ. А  ведь редакция могла бы и проверить факты, и  тогда бы выяснилось, что не было  здесь  упомянутой в статье  «выставки «Голодомор», протестовать якобы против которой приезжали в ноябре 2006 г. двумя автобусами «Местные». А проходила в спокойной доброжелательной атмосфере вполне академическая встреча российских и украинских  историков, совместно обсуждавших трагическую страницу нашей совместной истории и искавших консенсус во взглядах на трагедию голода в 1933 г. Где же здесь вменяемая в вину библиотеке попытка «рассорить два братских народа»?  Так же как не было в библиотеке и гневно упоминаемых в статье «публичных чтений», посвященных  юбилею  поэта Е. Маланюка, а была лишь  книжная выставка, представляющая  для интересующихся поэзией его книги из фонда БУЛ.   Кстати, произведения этого крупного художника слова не раз публиковались и в переводах на русский язык (журнал «Дружба народов», антология «Украинская поэзия. Из века в век» и др.). Не было на Трифоновской, 61 и  упомянутых в статье «Литературки» «выставок памяти Степана Бандеры, Симона Петлюры, других воинствующих националистов». Хотя литература об этих неординарных украинских национальных деятелях, конечно, в библиотеке есть. Кому и зачем нужно наводить тень на плетень?

    Поневоле закрадывается  и крепнет подозрение, что под флагом борьбы с фантомными, вымышленными якобы националистическими проявлениями в прошлой деятельности  БУЛ, в  отдельные проводимые там  мероприятия сегодня исподволь  целенаправленно внедряются  элементы реальной  антиукраинской пропаганды, в которой, как известно из Интернет-публикаций, уже изрядно поднаторели такие их авторы,  как Безпалько и Сокуров. Почему наша библиотека — учреждение культуры — должна становится площадкой для околополитических игрищ этих сомнительных «библиотекарей»? Разве для этого она создавалась?

Читательский актив библиотеки, создававший ее фонды  начиная с 1989 г., Объединение украинцев России, РОО «Украинцы Москвы» настаивают на  сохранении сугубо культурологического профиля  этого учреждения культуры как Библиотеки украинской литературы.

Почему же  их неоднократные обращения к властям остаются без ответа?

И не в таком ли отношении руководящих библиотекой властей, их глухоте к общественному мнению и здравому смыслу, в фактическом покрывательстве творящихся в библиотеке нарушений (в их ряду — разгон и притеснение квалифицированных кадров, размывание предписанной  постановлением правительства Москвы и библиотечным уставом  специфической направленности БУЛ, произошедшее в ноябре варварское уничтожение ценных комплектов газетных изданий, финансовые нарушения и др.), наконец, в национальной бестактности — очевиднейшая и главная, корневая причина, «разжигающая  ненужные страсти вокруг Библиотеки украинской литературы в Москве»?

Но об этом в  статье «Литературной газеты» — почему-то ни единого слова!

О чем же здесь речь.

Если буквально следовать логике вынесенного в заголовок статьи сакраментального вопроса «Кто и зачем разжигает...», то, по очевидному авторскому недомыслию получится  что  это  (в порядке очередности) — ...едва ли не  президент РФ В. Путин и президент Украины В. Ющенко, которые обменялись письмами, где был затронут и вопрос о БУЛ. Затем следуют украинские СМИ, в которых якобы «началась кампания на тему» БУЛ...

И только в конце  третьего раздела огромной статьи, кстати,  во многом безоглядно содранного с более чем годичной давности рапортов о сомнительных пикетах против БУЛ на сайте т.н. «молодых политических экологов Подмосковья» «Местные», упоминается о «злодеях» из числа руководства Объединения украинцев России и региональной организации «Украинцы Москвы», а  затем «среди обеспокоенных» (во словцом каким пришили!) называются и украинская национально-культурная автономия Мурманской области, Томская региональная общественная организация «Центр украинской культуры «Джерело» «и многие другие». Будь «Литературная газета» действительно  заинтересована в объективном освещении темы, могла бы добавить к тому «черному списку» еще десятки «обеспокоенных» судьбой Библиотеки организаций и многих граждан России и Украины — известного московского литературоведа, лауреата  Государственной премии Украины имени Т.Г. Шевченко Юрия Барабаша, и секретаря правления Союза писателей России, переводчика Владимира Середина, и более трехсот представителей читательского актива БУЛ, подписавших обращение к властям с просьбой объективного разбирательства сложившейся в БУЛ ситуации, и имена  видных украинских и русских писателей, деятелей науки и культуры...

Вместо анализа  непростой темы —неладно сшитая белыми нитками, полная  подтасовок, передергиваний, неточностей и ложных вымыслов компиляция, нерадиво составленная (причем безо всяких положенных в таких случаях  ссылок!) из текстов брошюры об истории БУЛ (автор ее, кстати, беспощадно изобличаемый в статье —  Ю. Кононенко),  заимствованных на сайте «Местных «победных реляций» о прошлогодних набегах вооруженных ядохимикатами «политэкологов» на БУЛ и, наконец, далеких от объективности  бюрократических записок, преподнесенных редакции из канцелярских загашников, авторы которых, как видно,  не утруждали себя ни трезвыми размышлениями, ни муками совести, беззастенчиво прибегая к явной лжи, подтасовкам и фальсификации.

Что ж, регулярно выступая в качестве азартного политического оценщика непростых процессов, происходящих в современной Украине, «Литературная газета» вот уже несколько лет фактически ничего не пишет о собственно украинской литературе, искусстве, культуре. Не заказывали? Похоже, что и публикация о Библиотеке украинской литературы с «ненужными страстями вокруг» нее  — лишь политическая заказуха, с весьма и весьма дурным «душком».

Не задохнитесь, господа кустовы! Откройте окна.

И глаза. И уши.

Как никак  за окном у вас — Хохловский переулок, куда недавно переехала «ЛГ».

Неужто топонимика не сближает? — Чтоб сподручней лупить без разбору крупным калибром по Библиотеке украинской литературе… Авось!?

Пресс-служба региональной

общественной организации «Украинцы Москвы»

14 января 2008 г.

E-mail: Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

Логотип Литературной газеты

На світлинах: Трифоновська, 61. Логотип “Литературной газеты.”

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка