Правозащитник Александр Подрабинек  о политических итогах года и силе сопротивления в России

Возможно, в будущем 2021 год назовут переломным. К сожалению, ничего хорошего в этом нет, вовсе не каждый перелом в судьбе страны благотворен. Если окинуть уходящий год общим взглядом и выразиться кратко, то можно констатировать: авторитарный режим в России существенно укрепился, а общественное сопротивление ему существенно ослабло. Вряд ли для кого-то будет откровением, что эти два процесса крепко взаимосвязаны. Сегодняшняя диспозиция такова: власть агрессивно наступает, общество сдаёт позиции. По правде говоря, иначе и не бывает. В вечной конфронтации между властью и обществом нет нейтральной полосы – свободную территорию всегда занимает сильнейший.

В 2020 году власть объявила наступление на права и свободы граждан, сначала приняв в марионеточном парламенте, а затем подтвердив на шутовском референдуме изменения в действующую Конституцию. От неё и так мало что оставалось, но сама беспрецедентная по наглости процедура ясно дала понять обществу, что его мнением власть не интересуется.

За словами последовали дела. С арестом Алексея Навального и эмиграцией большинства его ближайших соратников в России исчезла последняя точка кристаллизации политического протеста. Старые политические инициативы выдохлись, новые не появились. Да и откуда им было взяться, если политическое поле в стране тщательно вытоптано, утрамбовано и зацементировано? Любая действительно оппозиционная активность связана с риском. Охотников рисковать не находится.

О политической активности эмиграции серьезно говорить не приходится: это ребяческие игры, состязание амбиций и самоудовлетворение, в России эффективность такой работы близка к нулю. Не встречая общественного сопротивления, авторитарная власть закусила удила. Более всего это относится к подавлению свободы слова. Закономерный процесс: после разгрома политической оппозиции вольное слово и свободный информационный обмен остаются главными угрозами для авторитарной власти, поскольку способствуют пробуждению гражданского активизма и политического сопротивления.

Сегодня Россия находится в начальной стадии процесса полного выкорчевывания свободы слова из общественной жизни. Пока ограничения сводятся главным образом к маркировке неугодных СМИ и журналистов "иностранными агентами" и обязательствам подчиняться введенным правилам. Абсолютное большинство русскоязычных изданий выполняет эти требования. Это этап психологического слома независимой журналистики. Победив в первом раунде, власть непременно перейдет к более жестким мерам, пока российская журналистика не уподобится советской, а журналисты не превратятся в пропагандистов, оправдывая свой выбор необходимостью остаться в профессии.

По этому лекалу уже произошел слом политической оппозиции, и сегодня мы имеем только марионеточные "оппозиционные" партии, исполняющие роль демократической декорации авторитарного режима. По этому же принципу будет вестись и уже ведется борьба с любыми независимыми общественными структурами, даже далекими от политики – единственно потому, что Кремль считает необходимым контролировать всё и всех.

В этом же направлении ведется наступление на свободу предпринимательства. Большой бизнес уже практически полностью подчинен исполнительной власти. Средний и мелкий бизнес пока ещё живы, но пребывают в полузадушенном состоянии. В ближайшее время очередь обязательно дойдет и до них. Никакая форма независимости не укладывается в рамки тоталитарной идеологии. Сегодняшние события в России – убедительное свидетельство намерений реставрировать тоталитаризм.

Конечно, все переживают: что можно сделать в такой ситуации? Внутри страны время политического противостояния авторитаризму уходит, приходит время противостояния морального. Ныне приходится отстаивать уже не столько политические ценности, сколько человеческое достоинство и право быть гражданином: право говорить, писать, читать, сочинять, молиться, обсуждать острые темы, не подчиняться произволу, не участвовать в подлостях режима.

Те, кто до недавних пор мечтали составить политическую конкуренцию власти или быть добросовестными критиками режима при гарантиях личной безопасности, должны понимать: это модель вчерашнего дня. Они еще могут немного поторговаться ради своего статуса, признавая себя "иноагентами" или цепляясь за муниципальную власть, но уступки приводят только к тому, что федеральная власть ощущает победную силу репрессий и обретает уверенность в правильности избранного пути. Любые компромиссы она воспринимает как слабость. Уступки неизбежно ведут к ещё большему репрессивному гнету.

Через 30 лет после крушения коммунизма печально сознавать, что дух диссидентского сопротивления опять становится последней и единственной силой, противостоящей новой деспотии. Но это сила, которая может переломить ситуацию и вернуть Россию на путь демократии.

Александр Подрабинек – правозащитник и журналист

Джерело: https://www.svoboda.org/a/epoha-pereloma-aleksandr-podrabinek-o-sile-soprotivleniya/31616309.html

Від редакції:

Сьогодні так склалося, що й увесь український народ і сама материкова Україна опинилися в ролі цього самого «дисидента», який протистоїть російському авторитаризму. Останні 30 років,  незважаючи на Росію і її політику, Україна просто намагалася будувати європейську перспективу: вільні вибори, свобода совісті, свобода слова, розвиток громадського суспільства, відкриті архіви (включаючи й архіви КДБ), ліберальна політика в національній сфері, проєвропейська інтеграція, вивчення історії з українських позицій. Все це нас привело у табір дисидентів, якщо судити з точки зору російського авторитаризму. У цьому зв’язку, сьогоднішні війська на кордоні  це пряма демонстрація кулака московської влади «дисидентській» Україні. Нас знову лякають ГУЛАГом чи «психушкою». Але в душі, Україна діяла за власним історичним покликом, і зовсім не для того щоб чинити спротив Росії. Ми намагалися бути Україною, а не заперечувати Росію, чи вказувати їй на її шлях. Ми природньо розраховували на нейтралітет Росії стосовно нашого історичного вибору, адже, у XVIII столітті Україна досить сильно культурно наблизила Росію до Європи... Як виявилося, для нинішньої  Росії рух у Європу становив небезпеку, сприймався «чекістською» кастою як «зрада», як відхід від норми і як дисиденство в пику Кремлю.

Статтю Подрабінека я сприймаю так, що потрібно в нинішньому загостренні стояти твердо по-дисидентськи, без компромісів, ясно заявляючи свої права, оскільки компроміс сприймається чекістами як слабкість, а домовленостей із кадебістами не може бути в силу їхньої професії. Печальна доля Будапештського  меморандуму ясно це підтвердила. Якщо війна із кадебістами – то війна. Тому що ми Україна. І лише так ми зможемо бути Україною.

В.К.

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

На світлині: Александр Подрабинек 

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка