Валерій Громак, ровесник свого батька з 47-го.

Українські чиновники стирають пам'ять про героя з карти міста на Запоріжжі

«Он на войне мужчиной был…» Александр Твардовский, стихотворение «Иван Громак»

Людям моего поколения на всю жизнь запомнились фотографии казни Зои Космодемьянской. Их в октябре 1943 года напечатала газета «Правда». Комментируя снимки, фронтовой журналист Петр Лидов сообщал, что фотографии найдены у фашистского офицера, убитого советским бойцом в боях под Смоленском.

Фамилия этого солдата долгое время оставалась неизвестной. Да и сам он узнал о том, что убил фашистского палача, лишь через 22 года. Боевые друзья считали его погибшим в том памятном бою. Об этом, в частности, рассказал корреспондент фронтовой газеты Л. Шапа, который в своем блокноте даже отметил место, где якобы захоронен герой – братская могила у села Потапово...

Имени Ивана Громака

Приморск (до 1964 года – Ногайск), городок на юге Запорожской области Украины, расположился на берегах впадающей в Азовское море степной реки Обиточной. Администрация города семь лет назад пригласила меня на праздник, посвященный очередной годовщине освобождения Приморска от фашистов. Участвовали в нем весь город, сотни отдыхающих. На празднике в торжественной обстановке городской голова Г. Шаповал объявил, что по просьбе общественности и с целью увековечения знаменитых земляков одной из улиц Приморска присвоено имя Ивана Григорьевича Громака, героя одноименной поэмы Александра Трифоновича Твардовского и моего отца.

Мой отец до 14 лет воспитывался в детском доме, откуда сбежал в Севастополь. В 1938 году стал юнгой на крейсере «Красный Кавказ». На рассвете 22 июня увидел взрывы немецких бомб на севастопольском рейде. А затем, когда пришел приказ всех юнг списать на берег, он стал бойцом 38-го добровольческого комсомольского инженерно-саперного полка, на базе которого со временем была сформирована 1-я штурмовая бригада.

Отец не любил рассказывать о войне. Вспоминал о ней, когда у нас дома собирались его однополчане. И разве могут стереться из памяти их рассказы, пролившие свет на события, которые легли в основу стихотворения Твардовского?

Высоты славы

Комсомольская штурмовая бригада ночью маршем шла к линии фронта. Замполит на ходу объяснял обстановку: высоту 244,3 у деревни Потапово яростно защищает фашистская 197-я пехотная дивизия. В ее состав входил и 332-й полк, офицеры и солдаты которого принимали участие в казни Зои Космодемьянской.

– Отомстим за Зою! – призвал бойцов замполит.

Душной августовской ночью прозвучал сигнал атаки. До первой траншеи оставалось метров полтораста, как вдруг слева застрочил пулемет, подкосив первую цепь атакующих.

Лежит пехота. Немец бьет.

Крест-накрест пишут пули.

Нельзя назад, нельзя вперед.

Что ж, гибнуть? Черта в стуле!

И словно силится прочесть

В письме слепую строчку,

Глядит Громак и молвит: – Есть!

Заметил вражью точку.

Иван Громак упал, прильнув к прицелу противотанкового ружья. Успел только заметить, как после его выстрела над бруствером немецкой траншеи подпрыгнула каска, пулемет замолк. Но в тот же момент яростно застрочил пулемет справа. И снова ударил Громак бронебойным. Все ближе вражеские траншеи, опоясывающие высоту. Откуда-то выполз танк. Вот-вот громыхнет огнем по атакующим. Лишь на минуту подставил он борт с крестом. И этого оказалось достаточно, чтобы Громак из своего ПТР пробил броню.

Победное ура гремит на поле боя. Уже рукой подать до первой линии обороны врага. И вдруг у ног Громака упала немецкая граната – вот-вот взорвется сотнями осколков. Иван схватил гранату, швырнул ее в сторону. Жаркая волна атаки внесла бойца в немецкий окоп.

Минутам счет, секундам счет,

Налет притихнул рьяный

А немцы – вот они – в обход

Позиции Ивана.

Ползут, хотят забрать живьем.

Ползут, скажи на милость,

Отвага тоже: впятером

На одного решились.

Вот – на бросок гранаты враг,

Громак его гранатой,

Вот рядом двое. Что ж Громак?

Громак – давай лопатой.

Мгновения решали судьбу. Отец схватил правой рукой лежащую на бруствере саперную лопатку и ударил ею по голове фашиста. А затем, выхватив из-за пояса финский нож, молниеносно поразил опешившего офицера. На боку у того висел полевой планшет. Иван успел его снять, но за спиной вдруг опять рванула граната…

Пришел в себя отец в медсанбате. Оглянулся – нет планшета. Спросил медсестру, куда он делся.

– Взяли в политотдел бригады, – сказала она, – там какие-то немецкие фотографии и карты.

Вскоре после того боя за село Потапово в армейской газете появилось стихотворение Александра Твардовского, которое называлось «Иван Громак», а командование представило бойца к званию Героя Советского Союза.

Спустя два месяца после памятного боя снимки из немецкого планшета через политуправление Западного фронта были доставлены в «Правду». О них узнала вся страна. Но имя солдата, добывшего фотографии, оставалось неизвестным.

Похоронен был дважды захиво

Вытащили хирурги из молодого тела осколки, зарубцевались раны. И снова отец рвется на фронт. В свою штурмовую бригаду. Но фронту позарез нужны были танкисты. И бывший моряк, сапер, бронебойщик стал механиком-водителем танка Т-34 3-й танковой бригады.

Танковое крещение он принял на полях Молдавии. В одной из жарких атак сгорела его первая машина. За год войны он участвовал в 280 танковых атаках, разведках боем, рейдах по тылам врага, 13 раз горел в танке. Последний раз – в Берлине 2 мая 1945 года. У нас дома хранится фото, где отец снят в столице Германии в чужой гимнастерке, подпоясанный немецким ремнем: его форма сгорела в боевой машине.

Война закончилась 9 мая, а 13 мая отцу исполнился 21 год. Удивительно, но в день Победы на пропахшей порохом гимнастерке старшего сержанта Громака, прошедшего войну от первого выстрела до победного салюта, не было ни одной награды. И только в октябре 1947 года командир 75-го Краснознаменного танкового полка подполковник Крупецкой на Дальнем Востоке вручил ему сразу шесть орденов и медалей. В том числе и орден Красного Знамени, которым рядовых награждали крайне редко. Здесь же, в районе озера Ханко, из рук командира отец и получил книгу, в которой впервые прочитал посвященное ему стихотворение поэта Александра Твардовского.

В 1968 году ученица и член краеведческого отряда 22-й школы города Николаева, изучавшая историю сформированного в Николаеве 38-го комсомольского инженерно-саперного полка, обратилась с письмом к Александру Трифоновичу Твардовскому с просьбой рассказать, где и как он познакомился с отцом. 18 декабря 1968 года поэт ответил: «Мне очень жаль, но я ничего не могу вам сообщить о том, от кого я слышал рассказ о подвиге Ивана Громака, кроме того, что это было в день освобождения Смоленска осенью 1943 года у переправы через Днепр.

Прошло 25 лет, и каких лет! Было столько встреч, лиц, бесед, записанных и незаписанных. Неудивительно и запамятовать что-нибудь».

Тяжелее, чем в бою

Все, кто знал отца, отмечали в нем обостренное чувство справедливости. Природная скромность не позволяла ему ходить по кабинетам начальства, выбивать себе льготы. Да что говорить, даже о том, что он участник легендарного Парада Победы на Красной площади, мы узнали через 20 лет после события. И не от самого отца, а от боевых друзей, которые пригласили его в 1965 году на празднование Дня Победы в столицу.

Многочисленные ранения и контузии давали себя знать. Врачи определили отцу группу инвалидности, запретили волноваться. Он перебрался жить поближе к морю. Началась перестройка. Приходило в запустение все, что было с таким трудом создано. «За что же я воевал?», – спрашивал отец и не находил ответа. Не жаловал отец и новую украинскую власть, возмущался мизерной пенсией, которую украинское государство платило ветеранам.

Когда после распада СССР в местном техникуме комната боевой славы 1-й штурмовой Комсомольской ударной бригады потихоньку стала приходить в упадок, отец забрал все ее заброшенные материалы. Собирался сделать музей в своем доме. Не успел...

В Приморске все говорят: «Война догнала Ивана».

Не всяк боец, что брал Орел,

Иль Харьков, иль Полтаву,

В тот самый город и вошел,

Через его заставу.

Такой иному выйдет путь,

В согласии с приказом,

Что и на город тот взглянуть

Не доведется глазом.

Вот так, верней почти что так,

В рядах бригады энской

Сражался мой Иван Громак,

Боец, герой Смоленска.

Соленый пот глаза слепил

Солдату молодому.

Что на войне мужчиной был,

Мальчишкой числясь дома.

Давно уже зализала страна фронтовые окопы, засеяли люди поля сражений хлебом. Спит в украинской земле мой батя, присоединив свою надгробную звезду к созвездию фронтовых сверстников и побратимов. Обелиск на могиле отца хорошо видно с трассы Ростов-на-Дону – Одесса. К могиле часто приезжают оставшиеся в живых однополчане, приходят соседи, просто незнакомые люди.

Он этого не заслужил...

Решение Приморского городского совета от 19 сентября 2003 года за № 230 о присвоении улице города имени отца, его ордена и медали – самые главные реликвии в моем доме.

Не скрою, мне и моим друзьям – офицерам флота, приехавшим семь лет назад на торжества в Приморск из российского Калининграда, было приятно оказаться на улице, что носила его имя. Ведь рассказы отца о войне, службе способствовали тому, что я стал военным. Прослужив в общей сложности 38 лет, уволился я в запас в звании капитана 1-го ранга. Гордились дедом и его внуки. Только вот не подозревали мы, что нашу фамилию и светлое имя отца местные чиновники используют для своих целей.

Мой сын Андрей привез в Приморск друзей и хотел показать улицу своего деда. Но улица Ивана Громака в Приморске исчезла. На ее месте теперь улица Лесная. Почему и отчего, непонятно. Я обратился за разъяснениями по этому вопросу к местному депутату Надежде Николаевне Клименко. И получил ответ: «К сожалению, сообщаю Вам, что по информации центра почтовой связи и отдела градостроительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Приморской райгосадминистрации в городе Приморске нет улицы Ивана Громака. Мною лично, депутатами городского совета неоднократно поднимался этот вопрос…»

Надежда Николаевна приложила к письму копии ответов за подписью начальника отдела градостроительства, архитектуры и ЖКХ районной государственной администрации К. Пояна, врио начальника ЦПЗ № 3 «Укрпощты» Л. Мовчана. В них черным по белому написано: улицы Ивана Громака в Приморске нет. Секретарь городского совета К. Гогунский вообще проигнорировал запрос депутата.

Вопрос пропавшей улицы подняли и запорожские журналисты. «После Дня Победы я снова побывал в Приморске, – написал в газете «МИГ» Виктор Шак. – Улицы Ивана Громака не отыскал. Ну прям как в той песне давней и почти забытой получилось, помните: «Где эта улица, где этот дом?» Это я о том самом доме речь веду, возле которого сфотографировалась без малого шесть лет назад семья Ивана Громака. Фотография дома с броской табличкой есть, а улицы нет…»

Вопрос пропавшей улицы поднимали также другие украинские и российские СМИ.

Дважды с письменными запросами о недоразумении с улицей отца я обращался к бывшему президенту Украины Виктору Ющенко, премьер-министру Юлии Тимошенко. Украинские высшие должностные лица отмолчались, не посчитали нужным отвечать на письма «москаля».

Горько и обидно писать эти строки. Мой отец жил скромно и тихо, никогда не выпячивал свои заслуги, не кичился своими боевыми орденами. Кстати, 14 октября 1999 года президент Украины вручил отцу орден «За мужнiсть» за № 6060. Ни ему, ни нам не надо славы. Зачем же после смерти приморские власти так надругались над памятью отца?

Скоро мы будем вновь отмечать светлый праздник Великой Победы. В этот день в Украине, в Приморске много будут говорить о ветеранах, о том, какой вклад внесли они в Победу, обещать их семьям всяческую поддержку и помощь. Но как слова чиновников увязать с делами?

Нам, детям и внукам ветерана Великой Отечественной войны Ивана Григорьевича Громака, как и нашему отцу, славы не надо. Не ради нее проливал кровь на полях Великой Отечественной войны отец. Не за почести живем. Одна лишь просьба: не оскорбляйте своей чиновничьей черствостью светлое имя человека, которого 67 лет назад поэт Александр Твардовский назвал героем.

Валерий ГРОМАК.

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.

Іван Громак.1947

На вулиці, що була поіменована на честь батька. Приморськ, серпень 2009.

З мамою. Приморськ Запорізької області, серпень 2009.

Приморськ, разом з депутатом Надією Клименко. Квітень 2009.

На світлинах: Валерій Громак, ровесник свого батька з 47-го. Іван Громак, 1947. На вулиці, що була поіменована на честь батька. Приморськ, серпень 2009. З мамою. Приморськ Запорізької області, серпень 2009. Разом з депутатом Надією Клименко. Приморськ, Квітень 2009.

Об авторе: Валерий Иванович Громак, 01.12.1952, капитан 1-го ранга запаса, Закончил факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища и редакторское отделение Военно-политической академии. Служил на Северном флоте. 13 лет перед увольнением в запас был собственным корреспондентом «Красной звезды» по Балтийскому флоту, собкор «Сельской жизни» по Калининградской области, Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.. Калининград.

http://www.journalist-virt.ru/mag.php?s=200906831&prn=1

http://nvo.ng.ru/history/2010-03-12/15_street.html

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка