Челомбітько

Председатель правления Совета землячеств Украины в Российской Федерации, руководитель постпредства Луганской области в Москве Николай Челомбитько: «Мы не диаспора, мы просто помним наши корни»

Вместо предисловия: «Не политика, а нравственность»

Исполняющий обязанности директора - редактор сайта «Кобза - украинцы России» Андрей Бондаренко взялся за важное, так необходимое земляческому движению дело: открыл на сайте раздел, в котором публикует материалы об организациях россиян - выходцев из различных регионов Украины. Причём - абсолютно бесстрастно. Главная основа его (и наших) убеждений - это укрепление связей с нашей родиной - Украиной. А значит и укрепление российско-украинских связей.  

Для нас - россиян украинского происхождения, независимо от того, какой мы национальности, вопрос развития российско-украинских отношений не является политическим. Он - политический для министров иностранных дел России и Украины. Для нас же, простых граждан, это - категория нравственная. Не можем мы – те, кто родился и вырос в Украине, где живут наши родственники и друзья, где похоронены наши предки, не можем не выступать за укрепление российско-украинских отношений. Мначе поступать было бы безнравственно.

метрополітенИ когда Андрей Васильевич обратился ко мне за разрешением перепечатать моё интервью в "Вечерней Москве" за 16 августа 2004 года, я подумал: зачем перепечатывать материал полуторагодичной давности. Нашёл газету, перечитал интервью. И ещё раз вспомнил высказывание нашего Президента Владимира Путина: «Прошедший после "Оранжевой революции" год в российско-украинских отношениях был годом утраченных возможностей». 

И в самом деле, за прошедшее после прихода к власти нового руководства как в Украине, так и её в регионах ни один украинский губернатор не побывал в Москве. Остались недовыполненными программы сотрудничества. Не намечены новые перспективы.

Поэтому та информация, которая изложена в интервью в "Вечерней Москве" иллюстрирует как бы пик, высшую точку московско-луганского сотрудничества. Дальнейшее развитие этого сотрудничества затормозилось. Наступило время утраченных возможностей.

Надеюсь, и твёрдо уверен, что эти возможности утрачены не навсегда. Наступит отрезвление. И ту точку, которую я назвал "пиком", вскоре мы будем рассматривать как остановку на пути к новым вершинам.

Самолёты не летают. Инвестиции не идут…

Утраченные возможности.

Если у кого хватит терпения почитать интервью, то он обратит внимание на то, что я упоминал о переговорах относительно возобновления авиарейсов Луганск - Москва. Переговоры завершились успешно возобновилось авиасообщение. В Луганске прошёл митинг по сему поводу. Восторгались СМИ и луганчане. Но самолёты летали недолго - до начала президентских выборов.

Далее. Солидные московские инвесторы взялись осуществить два строительных проекта в Луганске. Состоялась презентация. Перерезали ленточки. Построили конторские помещения, начали рыть котлован… Но произошла "оранжевая революция". Нестабильность остановила инвестиции. Луганчане оказались в трудном положении, ищут возможности внутри Украины.

Конечно, до революции успели сделать немало. И те прямые контакты, которые установились между организациями Луганщины и Москвы, продолжаются независимо от того, кто руководит Украиной или Луганщиной.

Все-таки удалось впервые открыть автобусную линию «Луганск-Москва», обновить обветшалый состав, улучшить обслуживание в поезде «Луганск-Москва». Почти все управления Луганской областной государственной администрации заключили Соглашения о сотрудничестве с департаментами Москвы.

Ни одно значимое событие в Москве не проходит без участия луганских творческих коллективов. В конце минувшего года детский танцевальный ансамбль «Барвинок» занял первое место, все мыслимые призы и высшие награды на Московском Международном фестивале танцевальных коллективов. Ансамбль «Воля» успел уже в 2006 году побывать в Москве и принять участие в важных культурно-спортивных мероприятиях.

Как председатель правления Совета землячеств Украины с удовлетворением отмечаю, что постоянно растет количество землячеств регионов Украины как в Москве, так и в Российской Федерации. Это – объективный процесс, и его уже никому не остановить. Только за последнее время образовались Кировоградское и Хмельницкое землячества. Работают инициативные группы по созданию Полтавского, Винницкого и Одесского землячеств. Только в Москве сейчас действует 13 землячеств и 5 общественных представительств регионов Украины.

О себе. Я просто помню свои корни.

Андрей Васильевич попросил меня рассказать о себе, ответить на некоторые вопросы. Не собираюсь излагать свою биографию. Хочу лишь отметить некоторые вехи, которые привели меня в Москву и земляческое движение.

Родился на Луганщине. Окончил Луганский педагогический институт по специальности «Украинский язык, литература и история». Работал в школе и профтехучилище, в луганском комсомоле.

Активной международной деятельностью занялся в 1967 году, когда был в Киеве избран председателем Комитета молодежных организаций Украины, осуществляющем международное молодежное сотрудничество. Защитил кандидатскую диссертацию по международному молодежному движению. Более года работал ответственным секретарем Украинского Комитета Защиты Мира.

Особый след в моей памяти и опыте оставила работа заместителем председателя Общества по связям с украинцами за рубежом (нынешнего Товариства «Україна-Світ»). Я по несколько раз посетил США, Канаду, Германию, встречался с украинской диаспорой, выступал на их съездах и собраниях, жил в их семьях.

В те годы мы делили организации украинской диаспоры на «прогрессивные», «нейтральные» и «националистические». Общество «Украина» работало, в основном, с «прогрессивными» организациями, сотрудничающими с местными коммунистами. Мне удалось убедить международный отдел ЦК Компартии Украины о необходимости контактировать и с «нейтральными» организациями. Хотя во время зарубежных поездок я не отказывался, если приглашали, и от выступлений в клубах «националистических» организаций.

С тех пор прошло уже более 30 лет. Изменился мир. Независимость провозгласила Украина. Возникли организации выходцев с Украины в других независимых государствах - бывших республиках Советского Союза, в том числе и в России. И меня удивляет то, что МИД Украины, который координирует сейчас работу с диаспорой, стремится навязать гражданам России - выходцам из Украины те же формы деятельности, которые издавна практиковались и практикуются в англоязычных странах. Одно дело – живет украинец в США или Канаде. Здесь другая культура, вера, обычаи, другой язык. И иная ситуация в России. Нас не считают здесь национальным меньшинством. Мы не испытываем затруднений в общении. Выходцы из Украины занимают высокие государственные посты России. Они – в российском Сенате – Совете Федерации и нижней палате парламента - Государственной Думе РФ. Они на вершине российского искусства, науки и космонавтики. Наши интересы по связи с родной землей Украиной – гораздо шире, чем изучение украинского языка, чтение украинских книг или увлечение украинским искусством. Не надо нас ставить в эти рамки. Мы хотим встречать украинцев в Москве и России как самых близких и дорогих людей. На это же рассчитываем при поездках в Украину. Демаркация границы с возможными визами при её пересечении, правила НАТО с её условиями и ограничениями - это всё только затруднит наше общение. Это противоречит нашим интересам. Задача политиков – придумать нечто такое, что бы сближало нас, а не разъединяло. В этом заключается их мудрость и профессионализм, а не в переносе форм общения Украины с Канадой и США и на Россию.

После работы в Обществе «Украина» я поступил в Дипломатическую Академию МИД СССР, после окончания которой безвыездно проработал 7 лет в Африке (в Нигерии и Ливии). Заработав нарушение ритма сердца и орден «Дружбы Народов» (которым я очень горжусь), возвратился в Москву. Затем был направлен советником Советского посольства в Хельсинки.

Финский период деятельности интересен тем, что после провозглашения независимости Украины бывший Министр иностранных дел Анатолий Зленко нашел меня в Хельсинки и предложил поработать на Украину. Я согласился. Меня тут же назначили представителем Украины в рабочей группе по подготовке Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (Хельсинки-2).

Моим куратором в МИДе Украины по подготовке к Хельсинки-2 был заместитель министра Борис Тарасюк. Он отличался высоким профессионализмом и хорошим знанием международной проблематики. Мне интересно было почти еженедельно контактировать с ним. Уже тогда он не скрывал своё тяготение к Западу и особенно - США. И сейчас, возглавляя Министерство иностранных дел Украины, Борис Иванович, уделяет внимание развитию отношений украинского государства с Европейским Союзом, с НАТО, ООН и другими международными организациями. Но в то же время, на мой взгляд, в МИДе Украины сегодня ослаблено внимание к поддержанию и развитию связей страны с её ведущим экономическим партнером - Россией, за что как раз и выступают наши землячества регионов Украины в РФ.

Когда украинская делегация во главе с Президентом Украины Леонидом Кравчуком прибыла для участия в Совещании и после удачного выступления Леонида Макаровича на этом авторитетном форуме, его встречи с Президентом Финляндии Мауно Койвисто, финскими предпринимателями и общественностью, Л.М. Кравчук непосредственно в Хельсинки отменяет решение Верховного Совета Украины об открытии Посольства Украины для скандинавских стран в Стокгольме и дает указание А.М. Зленко открыть украинское посольство в Хельсинки. Мне тут же поручил исполнять обязанности Временного Поверенного в делах Украины в Финляндии и развернуть работу по созданию посольства. После обмена официальными нотами финны без промедления признали мои полномочия.

Параллельно с созданием Посольства проводил напряженную работу по становлению отношений между двумя странами, почти ежедневно встречался со СМИ, разъяснял, что представляет собой независимая Украина, какова ее внутренняя и внешняя политика. Отрадно отметить, что первым Президентом государства Запада, который посетил Украину после провозглашения независимости был Президент Финляндии М. Койвисто.

С финнами до сих пор поддерживаю добрые дружеские отношения. В связи с 10-й годовщиной независимости Украины финские предприниматели пригласили посетить Финляндию первого украинского Президента Л.М. Кравчука и меня, как первого украинского дипломата в Финляндии, с супругами. За неделю пребывания мы объездили полстраны. Леонид Макарович много встречался с журналистами, отвечал на вопросы. Я переводил. Кстати, к тому времени он уже довольно сносно изучил английский язык и многие вопросы понимал без перевода.

После окончания загранкомандировки я не стал возвращаться в Украину. Уже прочно прижился в Москве. Здесь – семья моей дочери, любимые внуки. Да и пенсионный возраст был не за горами. Немножко отдохнув, окунулся в общественную деятельность. Добился подписания Соглашения о сотрудничестве между Москвой и Луганской областью, был инициатором создания Луганского землячества, создал общественное представительство Луганской области в Москве, что-то наподобие мини-посольства, которое с тех пор возглавляю.

Николай ЧЕЛОМБИТЬКО

Текст интервью "ВЕЧЕРНЕЙ МОСКВЕ" (за 16 августа 2004 г.)

Постоянное представительство Луганской облгосадминистрации при правительстве Москвы занимает несколько комнат в большом офисном здании по адресу: Новый Арбат, 11. Чтобы добраться до них, нужно подняться по эскалатору, на котором есть хорошо заметное клеймо завода-изготовителя из Ворошиловградской области – так называлась Луганщина в годы советской власти. Просто проехать мимо этого факта – непрофессионально; с него и начался разговор с руководителем постпредства Николаем Ивановичем Челомбитько.

– Да, этот эскалатор является символом прежних отношений между Луганской областью и Москвой, за восстановление которых мы сейчас ведем борьбу. Он изготовлен на Кадиевском заводе (сейчас Кадиевка переименована в Стаханов – наверное, это единственный крупный город в бывшем СССР, названный именем рабочего), основном поставщике эскалаторов в московское метро. Этот завод был нашей гордостью; он все делал по заказу Москвы, и Москва ценила нашу продукцию. С распадом Союза эти связи оборвались, и сейчас Россия вынуждена создавать подобный завод в Петербурге, а также закупает эскалаторы на Западе, но все равно процентов девяносто эскалаторов московского метро – так нам сказали в Департаменте транспорта и связи – наши, с Луганщины. Они зарекомендовали себя, к их качеству нет претензий, но время берет свое, и им нужен ремонт. Департамент транспорта и связи обратился к нам с этим вопросом, и в ближайшее время мы начнем переговоры непосредственно с московским метрополитеном.

О транспорте

– Что еще обсуждалось в ходе визита луганской делегации, которая, как я знаю, на днях побывала в Москве?

– Эта делегация была интересна тем, что состояла из пяти делегаций одновременно, соответственно переговоры прошли в нескольких структурах московского правительства. Например, говорили о транспорте. Раньше в летний период у нас было до четырех авиарейсов Москва–Луганск, теперь вообще нет ни одного. Был скорый поезд «Москва–Луганск», теперь он пассажирский, идет со средней скоростью 37 километров в час, и луганчане ездят на Москву через Ростов, Донецк или Киев. В результате загруженность этого поезда – 46%. Он плохо выглядит, там слабый сервис, а ведь это лицо города и области… Дальше: каждый день от Павелецкого вокзала на Луганск отправляются «дикие» автобусы – водитель через громкоговоритель собирает пассажиров и принимает деньги. Официальных рейсов нет, и когда мы заговорили об их необходимости, прямо во время переговоров департамент транспорта и связи нашел московские компании, которые готовы организовать регулярное сообщение. По самолету и железной дороге переговоры уже идут.

– Я помню, были разговоры о луганских трамваях…

– Да, мы построили по заказу Москвы четыре трамвая, презентовали их в июне прошлого года, московские транспортники были довольны. Однако теперь Апаковское депо, под условия которого строились трамваи, закрывается, и поэтому они Москве вроде бы не нужны. А нужны другие, низкопольные, на которые уже давно перешла Европа, в которые не нужно карабкаться. Мы готовы участвовать в организуемом Москвой тендере по созданию такого трамвая, причем наш претендент – плод совместного творчества луганчан и москвичей. Вклад последних – не менее тридцати процентов от стоимости трамвая: завод «Динамо» делает двигатель и электрооборудование. Так что трамвай лучше называть луганско-московским.

О Москве

– Что еще обсуждалось на переговорах?

– Многие вещи, в которых Москва преуспела больше Луганска – например, нам очень интересна система обязательного медицинского страхования. В Москве эта машина уже запущена, у нас она в стадии становления. Была интересная встреча с заместителем председателя  Москомархитектуры Игорем Воскресенским: луганчан очень заинтересовали программы оформления города – «Мой двор, мой подъезд» и другие. Были и другие встречи, и практически по каждому пункту программы мы вышли на подписание конкретного протокола.

– Многие партнеры Москвы при переговорах интересуются инвестициями со стороны Москвы…

– Да, следующая делегация из Луганска как раз займется переговорами по этой теме. В сущности, она выехала в Москву, когда предыдущая еще не успела доехать до дома. В Луганске сейчас осуществляются два строительных проекта московских фирм. Идею строительства совместными усилиями коммерческого жилья выдвинули мы в представительстве, а луганчане ее очень активно поддержали – ведь после распада СССР в Луганске не было построено ни одного нового многоквартирного жилого дома. Если пройти по новым кварталам Луганска – если под «новыми» понимать восьмидесятые годы, – то очень часто можно увидеть недостроенные дома с зияющими окнами и кустарником на крыше. А обновление жилого фонда очень нужно, и руководство Луганской области «с дорогой душой» откликнулось на инвестиционные предложения москвичей. Будут строиться жилые дома, оздоровительные учреждения на территории Восточно-Украинского университета, а также что-то вроде подземного комплекса на Манежной площади – этот проект уже утвержден губернатором.

О постпредстве

– Как организовано постоянное представительство?

– В основном здесь работают на общественных началах. Постоянным представителем должен быть гражданин Украины, и им является заместитель губернатора Луганской области, я же, как гражданин России, работаю здесь руководителем постпредства. Кроме меня, есть еще два человека, которые работают здесь каждый день с девяти до «сколько надо». Но кроме нас есть энтузиасты, которые ведут конкретные проекты – это и луганчане, и москвичи. Происхождение не главное, нужна квалификация.

– А как вы пришли на работу в постпредство?

– Я – дипломат, возглавлял в свое время Комитет молодежных организаций в Киеве, затем работал в посольстве в Финляндии. Когда Союз распался, я по просьбе руководства Украины создавал с нуля посольство Украины в Финляндии. Там никого не было со знанием украинского языка, не было даже компьютера с украинской раскладкой клавиатуры, и мне некоторое время приходилось необходимую информацию писать каллиграфическим способом и отправлять ее в Киев по факсу. Но постепенно дело наладилось; посольство заработало как полагается и даже расширило деятельность на всю Скандинавию. А после того, как я вышел в отставку и взялся за создание представительства моей малой родины, Луганской области в Москве.

О землячестве

– У вас в офисе я видел грамоты Луганского землячества. Постпредство поддерживает с ним связь?

– Да, оно структурировалось параллельно с постпредством. Его президент – известный лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Владимир Ляхов, а я – один из вице-президентов. Сейчас в Москве действует около десяти землячеств областей Украины и несколько постпредств, так что недавно встал вопрос об объединении наших усилий. На совещании в посольстве я предложил создать какой-то координационный орган, выдвинул его концепцию, ее восприняли – и создали совет землячеств Украины в Российской Федерации. Когда проводили учредительное собрание этого совета, коллеги сказали «инициатива наказуема» и избрали меня председателем правления этого совета. Мы ежемесячно проводим заседания этого правления и стараемся решать проблемы, которые не под силу решить отдельным землячествам. К примеру, совместно с композитором Александром Морозовым мы организовали и провели концерт артистов выходцев с Украины в Кремле – зал был забит битком. Сейчас есть другая идея – разработать программу содействия российским артистам-выходцам из Украины, которые по каким-то причинам пока остаются нераскрученными. Это золотые голоса, неизвестные широкой публике. И еще мы помогаем художникам – сейчас в Житомире организован пленэр, программа открылась 12 августа под эгидой местного губернатора.

– Взаимодействует ли землячество с многочисленными гражданами Украины, работает ли сейчас в Москве?

– Все-таки главная задача землячества – развитие связей с исторической родиной у тех россиян, которые здесь живут постоянно и имеют российское гражданство. Но граждане Украины, приехавшие на заработок в Москву и попавшие в тяжелые условия, иногда обращаются к нам за помощью. Стараемся помогать…

О диаспоре

– Сейчас Украина активно развивает связи с украинскими диаспорами – к примеру, в Нью-Йорке работает Дом Украины. Оказывается ли вам такая поддержка?

– В Москве тоже работает несколько организаций этнического характера, созданные и действующие в рамках Закона РФ о национально-культурной автономии. Они объединяют украинцев, в отличие от землячеств, которые объединяют всех выходцев с той или иной территории вне зависимости от того, к какому этносу они принадлежат – и украинцев, и россиян, и татар, и евреев. По-моему, наш подход более правилен, так как выходцы из Украины очень хорошо сливаются с россиянами. Нас никто не считает здесь национальным меньшинством, никто нас не угнетает, и нам нет смысла что-то кому-то здесь доказывать. Мы равноправны, и мы не диаспора, хотя нас так и называют. Мы живем здесь, мы россияне и москвичи, просто мы помним и ценим наши корни, а они у меня там, на Луганщине. Сугубо украинские организации борются за создание здесь школ с обучением на украинском языке или библиотек с украинскими книгами, но вряд ли эти учреждения будут привлекать украинских москвичей в массовом порядке. Мы же хотим решать те проблемы, которые действительно угрожают связям между Украиной и Россией.

Это, к примеру, торможение бюрократами решения о создании единого экономического пространства – мы писали об этом и Путину, и Кучме. Или проблема пересечения границы Украины с Россией, которую ежегодно пересекают 6 миллионов человек, и почти все они испытывали неудобства, унижения, а то и откровенное вымогательство со стороны таможенников и пограничников. Или оформление пенсий: один мой приятель привез из Украины в Москву маму-старушку, за которой там некому было ухаживать. И началось оформление – месяцы, годы оформления. Она уже умерла, а ей с разных инстанций идут запросы – дайте ту справку, дайте эту, а вот эта уже устарела, делайте новую! Вот что нужно решать – реально существующие проблемы, а не изобретать и решать новые, выдуманные. И в этом я не совсем согласен с МИДом и посольством Украины, и я часто спорю с ними об этом.

Возвращаясь с интервью, я проверил тот самый кадиевский эскалатор – он работал. Когда что-то постоянно существует и облегчает нам жизнь, есть огромный соблазн считать это само собой разумеющимся и игнорировать это. Но стоит забыть о том, что эскалатор нужно время от времени чинить, и он сломается так, что потом его ремонт будет гораздо дороже и дольше. То же самое можно сказать о связях между такими близкими и такими разными государствами, как Россия и Украина: ими нужно много и тщательно заниматься, чтобы они функционировали так же бессбойно и бесшумно, как кадиевский эскалатор.

Сергей МИНАЕВ

"Вечерняя Москва",

16.08.2004

http://www.vmdaily.ru/old/23949/23949minaev1.htm

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка