Украина дорога и близка моему сердцу - Антон Чехов
Украина дорога и близка моему сердцу - Антон Чехов

Ялтинский музей Антона Павловича Чехова представлен в московской Библиотеке украинской литературы

15 ноября Библиотека украинской литературы презентовала очередную выставку в рамках осуществляемого ею проекта «Представляем музеи Украины». С начала года здесь увидели свет экспозиции, посвященные музеям «оружия Победы» — танка Т-34 (Подмосковье), создававшемся с участием украинских конструкторов; легендарного летчика, трижды Героя Советского Союза  Ивана Кожедуба, действующего на его родине в городе Шостке; Дома-музея А.П. Чехова в г. Сумы.

В этот раз Библиотека продолжила наглядное знакомство своих читателей и гостей с темой «А.П. Чехов и Украина», открыв выставку, рассказывающую о Доме-музее писателя в Ялте. Подготовленные  в ходе поездки туда сотрудника библиотеки (разумеется, за счет отпуска) при помощи сотрудников знаменитой «Белой дачи» материалы (среди них —  буклеты и сборники научных работ, копии открыток и фотографий из мемориального фонда)  освещают историю создания и развития музея. Его многогранную деятельность по увековечиванию памяти великого художника слова, изучению его творческого наследия.

Особое внимание уделено связям А.П. Чехова с Украиной. В частности, из этой экспозиции посетители узнают, что первыми популяризаторами творчества русского классика в Украине были Михаил Грушевский и его жена Мария. А в кругу его друзей  был переводчик  «Кобзаря» на русский язык Иван Белоусов… Чрезвычайно интересны и украинские сюжеты, связанные с родословной  Антона Павловича, его поездками по Украине и связанными с этим впечатлениями, легшими в основу целого ряда его произведений, а также  лирические отступления (сердечные увлечения писателя украинками)…

Библиотека подготовила два выпуска дайджестов «А.П. Чехов и Украина», подробно раскрывающих большую и благодарную тему, и их органично дополнила также представленная на выставке работа кандидата филологических наук, заместителя директора Дома-музея А.П. Чехова в Ялте  А.Г. Головачевой, концептуально разработавшей большую выставочную экспозицию, часть которой мы постарались  представить  московским посетителям БУЛ (каталог-путеводитель выставки «А.П. Чехов и Украина» . По материалам Дома-музея А.П. Чехова в Ялте прилагается).

Есть на нашей выставке и необычные экспонаты — это частицы крымской каменистой почвы, по которой ходил автор «Чайки». Мы привезли  эти  теплые камушки с черноморского берега, чтобы каждый желающий мог взять их с собой на память о земле, на которой писатель творил многие свои шедевры…

Ощутить все очарованье чеховской  «Белой дачи» и ее живописных окрестностей гостям презентации помог замечательный документальный  и в то же время поэтический фильм, созданный сотрудниками Дома-музея, первый московский показ которого состоялся в день открытия выставки. Отныне и этот фильм, и  интереснейшие издания ялтинского музея, любезно переданные им в фонд БУЛ, становятся доступными всем читателям

нашей библиотеки.

Виталий Крикуненко,

заместитель директора Библиотеки украинской литературы,

автор проекта «Представляем музеи Украины»

Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її.">Ця електронна адреса захищена від спам-ботів. вам потрібно увімкнути JavaScript, щоб побачити її. 

Ялта - дача Чехова
Ялта - дача Чехова
Президенты Украины и России в ялтинском доме-музее Чехова
Президенты Украины и России в ялтинском доме-музее Чехова

На снимках: «Украина дорога и близка моему сердцу» - Антон Чехов. Ялта - дача Чехова. Президенты Украины и России в ялтинском доме-музее Чехова.

К 150-летию со дня рождения А.П.Чехова

ВЫСТАВКА «А. П. ЧЕХОВ И УКРАИНА» ПО МАТЕРИАЛАМ ДОМА-МУЗЕЯ А.П.ЧЕХОВА В ЯЛТЕ

КАТАЛОГ-ПУТЕВОДИТЕЛЬ

Концепция, составление, автор текста – кандидат филологических наук, заслуженный деятель культуры Автономной Республики Крым А. Г. Головачёва

Стенд № 1 носит тематическое название «Украинские корни семьи Чеховых». Его заставочным текстом стали слова из письма А. П. Чехова, написанного в первый месяц пребывания близ Сум на берегу Псла: «Всё, что я теперь вижу и слышу, мне кажется, давно уже знакомо мне по старинным повестям и сказкам». Вверху стенда размещены черно-белые фотографии Егора Михайловича Чехова и Ефросинии Емельяновны Шимко, дедушки и бабушки писателя. Линия А. П. Чехова по деду Егору прямо связана с Харьковщиной: в середине XVIII столетия дед два года жил в селе Волчья Балка (сейчас такого топонима нет). Бабушка Ефросиния была крепостной крестьянкой села Зайцовка, украинкой по происхождению, из семьи коневодов; по семейным преданиям, всегда ходила в свитке и очипке, была простодушна, наивно верила в нечистую силу. После рождения младшего сына Митрофана (впоследствии любимого дяди писателя) она пешком ходила «по обещанию» из Ольховатки в Киев на поклонение святыням.

В центре стенда помещены фотографии Антона Павловича Чехова (1888 – год первого приезда на Сумщину), его братьев Александра и Михаила, сестры Марии, а также их высказывания об Украине. Александр писал по детским воспоминаниям: «…отец обыкновенно начинал с любовью рассказывать о своих родителях, то есть о наших дедушке и бабушке, и в его рассказах слобода Крепкая выходила таким раем земным, а старые дедушка и бабушка такими прекрасными людьми, что нас так и тянуло к ним.

– Вот бы поехать в Крепкую! – вздыхая, говаривал Антоша после таких рассказов».

Друг детства Чехова П. А. Сергеенко, в свою очередь, свидетельствовал: «Самым любимым занятием будущего писателя в деревне было пребывание в людской, где хохлушка-стряпуха … мастерила «затерку» и где ему доводилось слушать дивные украинские песни». Впоследствии Чехов получил в дар от Сергеенко выполненный им рисунок «Хутор» с характерным украинским пейзажем и поместил его в кабинете своего ялтинского дома.

Украинские впечатления повзрослевших братьев и сестры писателя нашли отражение в их любительских живописных работах. На стенде представлены две фотокопии: написанный Марией в 1888 году этюд «Лука. Пруд и рига» и сделанный тем же летом рисунок Михаила под названием «Река Псёл».

Все Чеховы в воспоминаниях, письмах, говоря об Украине, отзывались о ней с теплотой и искренней привязанностью. В июле 1936 года в письме к своему сыну Сергею Михаил Павлович Чехов делился своими не потускневшими от времени впечатлениями, вспоминая поездки 1888-89 гг.: «Я ехал все двести верст из Сум в Сорочинцы на лошадях, с ночевками в пути, с остановками в корчмах, ехал более двух суток, видел на полях стаи дроф, и суслики не боялись нас… Вообразите же, милые мои, как напитывалась впечатлениями моя юная душа и как всколыхнулись сегодня все гоголевские воспоминания!..»

Стенд № 2 «Семья Чеховых на Украине. 1888-1889 гг.»

Самые яркие впечатления Чеховых об Украине были связаны с Сумщиной и рекой Псёл. Лето 1888 и 1889 гг. Чехов провел в усадьбе Линтварёвых на Луке в окрестностях города Сумы. В одном из первых его писем из этих мест говорилось: «Живу я на берегу Псла, во флигеле старой барской усадьбы. Нанял я дачу заглазно, наугад и пока еще не раскаялся в этом. Река широка, глубока, изобильна островами, рыбой и раками, берега красивы, зелени много… А главное, просторно до такой степени, что мне кажется, что за свои сто рублей я получил право жить на пространстве, которому не видно конца». Новизна впечатлений, лиц, ощущений была благотворна для писателя. Живописная природа этих мест, особенный быт и выразительные личности воодушевляли Чехова, дарили ему ощущение гармонии и покоя. Реальные впечатления получали творческий отклик, литературную окраску: «Природа и жизнь построены по тому самому шаблону, который теперь так устарел и бракуется в редакциях: не говоря уж о соловьях, которые поют день и ночь, о лае собак, который слышится издали, о старых запущенных садах, о забитых наглухо, очень поэтичных и грустных усадьбах, в которых живут души красивых женщин…»

Живя на Луке, Чехов не переставал восхищаться великолепной природой, местными жителями, прекрасными веселыми и лирическими народными песнями, лукавым юмором. Постоянными его спутниками на рыбную ловлю были деревенские ребятишки – Панас и Мишка, «ужасный брехун», как с истинным восторгом характеризовал его Чехов. Сидя на берегу с удочкой, наблюдая за работой сестры Марии, которая вдохновенно писала этюды, Чехов обдумывал сюжеты своих рассказов. Во флигеле усадьбы писатель заканчивал рассказ «Житейская мелочь» («Неприятность»), писал рассказ «Красавицы», водевиль «Трагик поневоле». Здесь была задумана пьеса «Леший» – прообраз того, что мы знаем как пьесу «Дядя Ваня». Какое-то время Чехов работал  здесь над повестью «Скучная история». Внешне как будто плоды его творчества на Луке не так велики, но множество отголосков украинских впечатлений будет потом так или иначе звучать в его самых разных произведениях, вплоть до последней пьесы «Вишневый сад». Лучанские знакомые будут потом утверждать, что образ Фирса списан со старого камердинера Линтварёвых. Творчески преломленные украинские впечатления отразятся и в пьесе «Иванов» в последней редакции 1889 года (воспоминания о необычной птице «водяной бугай»), и в пьесе «Чайка» (в образах пьесы Треплева о Мировой душе).

С теплой симпатией и несомненным интересом Чехов отзывался о семействе Линтварёвых: «Хозяева мои оказались милыми и гостеприимными людьми. Семья, достойная изучения». В письме к А. С. Суворину от 30 мая 1888 г. Чехов подробно охарактеризовал каждого из членов этой семьи украинских интеллигентов: «Мать-старуха, очень добрая, сырая, настрадавшаяся вдоволь женщина; читает Шопенгауэра и ездит в церковь на акафист; добросовестно штудирует каждый номер «Вестника Европы» и «Северного вестника» и знает таких беллетристов, какие мне и во сне не снились; придает большое значение тому, что в ее флигеле жил когда-то художник Маковский, а теперь живет молодой литератор; разговаривая с Плещеевым, чувствует во всем теле священную дрожь и ежеминутно радуется, что сподобилась видеть великого поэта. Ее старшая дочь, женщина-врач – гордость всей семьи и, как величают ее мужики, святая – изображает из себя воистину что-то необыкновенное. У нее опухоль в мозгу; от этого она совершенно слепа, страдает эпилепсией и постоянной головной болью. Она знает, что ожидает ее, и стоически, с поразительным хладнокровием говорит о смерти, которая близка. Врачуя публику, я привык видеть людей, которые скоро умрут, и я всегда чувствовал себя как-то странно, когда при мне говорили, улыбались или плакали люди, смерть которых была близка, но здесь, когда я вижу на террасе слепую, которая смеется, шутит или слушает, как ей читают мои «Сумерки», мне уже начинает казаться странным не то, что докторша умрет, а то, что мы не чувствуем своей собственной смерти и пишем «Сумерки», точно никогда не умрем.

Вторая дочь – тоже женщина-врач, старая дева, тихая, застенчивая, бесконечно добрая, любящее всех и некрасивое создание. Больные для нее сущая пытка, и с ними она мнительна до психоза. На консилиумах мы всегда не соглашаемся: я являюсь благовестником там, где она видит смерть, и удваиваю те дозы, которые она дает. Где же смерть очевидна и необходима, там моя докторша чувствует себя совсем не по-докторски… Она занимается усердно хозяйством и понимает его во всех мелочах. Даже лошадей знает… Очень любит семейную жизнь, в которой отказала ей судьба, и, кажется, мечтает о ней; когда вечерами в большом доме играют и поют, она быстро и нервно шагает взад и вперед по темной аллее, как животное, которое заперли… Я думаю, что она никому никогда не сделала зла, и сдается мне, что она никогда не была и не будет счастлива ни одной минуты.

Третья дщерь, кончившая курс в Бестужевке, – молодая девица мужского телосложения, сильная костистая, как лещ, мускулистая, загорелая, горластая… Хохочет так, что и за версту слышно. Страстная хохломанка. Построила у себя в усадьбе на свой счет школу и учит хохлят басням Крылова в малороссийском переводе. Ездит на могилу Шевченко, как турок в Мекку. Не стрижется, носит корсет и турнюр, занимается хозяйством, любит петь и хохотать и не откажется от самой шаблонной любви, хотя и читала «Капитал» Маркса, но замуж едва ли выйдет, так как некрасива.

Старший сын – тихий, скромный, умный, бесталанный и трудящийся молодой человек, без претензий и, по-видимому, довольный тем, что дала ему жизнь. Исключен из четвертого курса университета, чем не хвастает. Говорит мало. Любит хозяйство и землю, с хохлами живет в согласии.

Второй сын – молодой человек, помешанный на том, что Чайковский – гений. Пианист. Мечтает о жизни по Толстому.

Вот Вам краткое описание публики, около которой я теперь живу».

На стенде представлены фотографии всех описанных лиц: мать Александра Васильевна Линтварева и ее дети – врач Елена Михайловна, учительница Наталья Михайловна, хозяйственный Павел и пианист Георгий.

За два лета, проведенных Чеховым на Луке, у него успело побывать много гостей. Одним из них был либеральный народник профессор В. П. Воронцов. Чехов писал о нем с шутливой торжественностью: «К Линтварёвым прибыл полубог Воронцов, очень вумная политико-экономическая фигура с гиппократовским выражением лица, вечно молчащая и думающая о спасении России». В «Лешем», а потом и в «Дяде Ване» будет изображен петербургский профессор Серебряков, сухарь, «ученая вобла». Ему совершенно не нравится деревня, и между тем все в этой деревне относятся к нему, как к божеству. Несомненно, что какие-то краски для своего профессора Серебрякова Чехов позаимствовал из встречи с Воронцовым на Луке. В какой-то мере и Александра Васильевна Линтварева стала прообразом старухи Войницкой, неизменно сидевшей в кресле с какой-нибудь либеральной брошюрой и восхищавшейся всеми трудами Серебрякова. А Наталья Линтварева послужила прототипом жизнерадостной хохотушки и певуньи Вареньки Коваленко в рассказе «Человек в футляре».

К Чехову на Луку приезжали издатель А. С. Суворин, актер П. М. Свободин, флейтист А. И. Иваненко, виолончелист М. Р. Семашко; по вечерам музыканты вместе с Георгием Линтварёвым устраивали концерты. Отдельно стоит упомянуть о приезде в лучанскую усадьбу поэта А. Н. Плещеева. Чехов писал об этом событии: «На него глядят все, как на полубога, считают за счастье, если он удостоит вниманием чью-нибудь простоквашу. Подносят ему букеты, приглашают всюду и прочее. Особенно ухаживает за ним девица Вата, полтавская институтка, которая гостит у хозяев. А он «слушает да ест» и курит свои сигары, от которых у его поклонниц разбаливаются головы. Он тугоподвижен и старчески ленив, но это не мешает прекрасному полу катать его на лодках, возить в соседние имения и петь ему романсы. Здесь он изображает из себя то же, что и в Петербурге, то есть икону, которой молятся за то, что она стара и висела когда-то рядом с чудотворными иконами. Я же лично, помимо того, что он очень хороший, теплый и искренний человек, вижу в нем сосуд, полный традиций, интересных воспоминаний и хороших общих мест».

Позже Плещеев посвятит лучанской усадьбе следующее свое стихотворение:

Цветущий мирный уголок,

Где отдыхал я от тревог

И суеты столицы душной,

Я буду долго вспоминать,

Когда вернусь в нее опять,

Судьбы волнениям послушный.

Отрадно будет мне мечтой

Перенестись туда порой,

Перенестись к семье радушной,

Где милый дружеский привет

Нежданно встретил я, где нет

Ни светской чопорности скучной,

Ни карт, ни болтовни,

С пустою жизнью неразлучной,

Но где в трудах проходят дни,

И чистый бескорыстный труд

На благо края своего

Ценить умеет тёмный люд,

Платя любовью за него.

Не раз мечта перенесет

Меня в уютный домик тот,

Где вечером под звук рояли

В душе усталой оживали

Волненья давних прошлых дней,

Весны умчавшейся моей,

Ее восторги и печали…

Спасибо, добрые друзья,

За теплый ласковый привет,

Которым был я здесь согрет.

Спасибо вам. И если снова

Не встречусь с вами в жизни я,

То вспомяните добрым словом

В беседе дружеской меня.

На стенде лучанские виды: хозяйский дом и два флигеля, городище на Луке, река Псел, купальня. Восхищение Сумами писатель передавал в своем письме к В. Г. Короленко в мае 1888 года: «Уж очень у меня хорошо, так хорошо, что и описать нельзя! Природа великолепная, всюду красиво, простора пропасть, воздух теплый, тоны тоже теплые, мягкие».

Всего в Сумах Чехов был трижды. Второе его пребывание на чудном берегу Псла в 1889 году было омрачено трагическим событием – здесь скончался брат писателя, Николай. В третий раз Чехов приезжал к гостеприимным Линтварёвым на неделю в сентябре 1894 г. Тогда его спутником был близкий приятель, писатель И. Н. Потапенко.

Память о времени, проведенном в этом уголке Украины, сохранилась у Чехова на всю жизнь, как и дружба с семьей Линтварёвых. Впоследствии теплые отношения с сумчанами поддерживала М. П. Чехова. Будучи директором Дома-музея А.П. Чехова в Ялте, она переписывалась с сумскими краеведами, которые рассказывали ей, как ухаживают за могилой брата Николая, как хотят открыть в Сумах музей, посвященный А.П.Чехову.

Стенд № 3 «Чеховские места Украины» иллюстрирует украинские странствия Чехова. Отзываясь об Украине как о «фантастическом крае», писатель хранил впечатления, полученные от поездок в донецкие степи, «гоголевские места» Полтавщины, Харьков, Одессу, Львов. С детства самое яркое впечатление на Чехова произвела донецкая степь. «Донецкую степь я люблю и когда-то чувствовал себя в ней, как дома, и знал каждую балочку… <…> вспоминаю про эти балочки, шахты, Саур-Могилу, рассказы про Зуя, Харциза, генерала Иловайского, как я ездил на волах в Криничку и в Крепкую графа Платова…» – писал Чехов П. Ф. Иорданову уже в 1898 году.

Летом 1888 года в Сорочинцах Чехов «видел отличных людей и природу, которой раньше никогда не видел, слышал много нового…» В 1894 году во Львове (тогда – Лемберг) писатель приобрел два тома Тараса Шевченко. Уехав за границу, Чехов писал из Италии Наталье Линтварёвой в 1894 году: «Аббация и Адриатическое море великолепны, но Лука и Псёл лучше». На стенде представлены фотокопии открыток всех этих мест: виды Сум и Харькова, Славянска, Святых Гор, Полтавы и Сорочинцов, Одессы и Львова. Изображения цветные и под сепию доносят до нас аромат чеховской эпохи, позволяют понять искреннее восхищение писателя, видевшего всё это собственными глазами.

Стенд № 4 «Отражение украинских впечатлений в творчестве Чехова» знакомит с тем, в каких произведениях писателя проявились самые яркие и интересные украинские мотивы. Материалом для данного стенда послужили следующие произведения: повести «Степь» и «Три года», рассказы Огни», «Именины», «Скучная история», «Человек в футляре», «Невеста», пьеса «Вишневый сад». Произведения проиллюстрированы цветными и черно-белыми фотокопиями рисунков художников Б. Толмачева, Т. Гапоненко, В. Конашевича, Ю. Гершковича, Л. Виноградовой, А. Ванециана, В. Милашевского, Кукрыниксов, В. Дмитриева.

Иллюстрациям соответствуют чеховские тексты-цитаты.

К повести «Степь»: «В июльские вечера и ночи уже не кричат перепела и коростели, не поют в лесных балочках соловьи, не пахнет цветами, но степь все еще прекрасна и полна жизни. Едва зайдет солнце и землю окутает мгла, как дневная тоска забыта, всё прощено, и степь легко вздыхает широкою грудью».

К рассказу «Именины»: «Вообще Хохландия милая страна. …меня манила обворожительная мысль – засесть у себя на хуторе и жить в нем, пока живется…»; «Белое облачное небо, прибрежные деревья, камыши. Лодки с людьми и с веслами отражались в воде, как в зеркале; под лодками, далеко в глубине, в бездонной пропасти тоже было небо и летали птицы. Один берег, на котором стояла усадьба, был высок, крут и весь покрыт деревьями; на другом, отлогом, зеленели широкие заливные луга и блестели заливы».

К рассказу «Огни», где прототипом героини стали две украинские актрисы – М. К. Заньковецкая и М. К. Доленко: «Говорила она, словно пела, двигалась грациозно и красиво и напоминала мне одну знаменитую хохлацкую актрису».

К рассказу «Невеста», куда вошел мотив из «Кобзаря» Шевченко: «Оженись на вольній волі, / На козацькій долі».

К повести «Три года», где размышлениям чеховского героя, миллионера Алексея Лаптева («ему было обидно, что на его великолепное, чистое, широкое чувство ответили так мелко; его не любили, но предложение его приняли, вероятно, только потому, что он богат») соответствуют известные Чехову строки другого стихотворения из «Кобзаря»:

«Не завидуй багатому:

Багатий не знає

Ні приязні, ні любові –

Він все те наймає.. »

Украинский колорит прослеживается также в рассказе «Человек в футляре»: учитель-украинец Коваленко дает Беликову прозвище «глитай абож паук», по названию знаменитой пьесы корифея украинского театра Михаила Старицкого; в том же рассказе Варенька Коваленко поет песню «Виють витры» из оперы Н. Лысенко «Наталка-Полтавка».

Эскиз декорации театрального художника В. Дмитриева может служить иллюстрацией к ремарке ко второму действию пьесы «Вишневый сад»: «Видна дорога в усадьбу Гаева. В стороне, возвышаясь, темнеют тополи: там начинается вишневый сад. Вдали ряд телеграфных столбов, и далеко-далеко на горизонте неясно обозначается большой город…» Пейзаж в декорации воссоздает колорит южного имения, носит узнаваемые украинские черты, памятные писателю по его степным путешествиям.

Стенд № 5 «Украинское окружение Чеховых» знакомит с теми друзьями и знакомыми писателя, кто в восприятии чеховской семьи был так или иначе связан с украинским бытом, культурой, литературой, театром, журналистикой. Личное общение Чехова с этническими украинцами окрашено чувствами, высказанными в одном из его писем к Н.А.Лейкину в июне 1888 г.: «Кроме природы ничто не поражает меня так в Украйне, как общее довольство, народное здоровье, высокая степень развития здешнего мужика, который и умен, и религиозен, и музыкален, и трезв, и нравственен, и всегда весел и сыт». На стенде представлены фотографии, запечатлевшие разные моменты общения членов чеховской семьи с сумчанами: летние посиделки на крыльце флигеля, занятия живописью на берегу Псла, рыбалка. Письма Чехова в пору отдыха на Луке отражают его симпатии к местным жителям: «Каждый день я езжу в лодке на мельницу, а вечерами с маньяками-рыболовами из завода Харитоненко отправляюсь на острова удить рыбу. Разговоры бывают интересные».

Ряд фотоматериалов этого стенда рассказывает об украинцах, оставивших заметный след в биографии Чехова. Петр Алексеевич Сергеенко (1854-1930) – соученик писателя по таганрогской гимназии, литератор, беллетрист, автор книги «Как живет и работает гр. Лев Николаевич Толстой». Этнический украинец, владел родительским хутором в Екатеринославской губ., изображенным на его рисунке, подаренном А.П.Чехову. В 1900-е годы Сергеенко встречался с Чеховым в Ялте, жил на чеховской даче в Кучукое, был доверенным лицом при заключении договора с петербургским издателем А. Ф. Марксом об издании полного собрания сочинений Чехова. Снят на балконе Белой дачи в 1900-е годы.

Борис Александрович Лазаревский (1871-1936) – уроженец Полтавы, морской офицер, писатель. Род Лазаревских берет начало от казака Анания Лазаренко, который прославился воинскими подвигами в середине XVII столетия. Фамилию он переделал на польский манер – «Лазаревский», что было призвано указывать на отношение к дворянскому сословию. В XIX веке Лазаревские водили дружбу с Тарасом Шевченко, Шевченко подарил семье Лазаревских несколько своих книг. Украинский историк Михаил Грушевский отмечал,  что «шість братів Лазаревських, приятелів Шевченка, самі по собі варті культурно-історійної монографії». Отец Бориса Александровича был известным юристом и украинским историком. Б. А. Лазаревский служил в Севастополе и специально прибыл в Ялту в 1899 году, чтобы познакомиться с Чеховым. Не раз бывал на Белой даче, оставил воспоминания о встречах с Чеховым. Работая в беллетристике, находился под очевидным влиянием Чехова.

Александр Иванович Смагин (1860-1929) – полтавский помещик, приятель семьи Линтварёвых. В конце 1880-х – начале 1990-х годов Чехов задумывал создать на Полтавщине, на берегу Хорола, что-то вроде пансиона или литературной колонии. Для этого планировалось приобрести 20 десятин земли с садом и рекой, по просьбе Чехова Смагин присматривал усадьбу под Сорочинцами. К тому времени он уже был хорошо знаком с семьей Чеховых, был влюблен в Марию Чехову и делал ей предложение, но она Смагину отказала. В чеховском семейном альбоме осталось его фото, а одну из комнат Белой дачи по сей день украшает подаренный Смагиным портрет Пушкина.

Игнатий Николаевич Потапенко (1856-1929) – сын украинской крестьянки и сельского священника, прозаик, драматург, фельетонист. Чехов и Потапенко познакомились летом 1889 года. «Знакомство наше началось не с первой, а со второй встречи, – рассказывает Потапенко в своих воспоминаниях. – Первая же была что-то смутная. Я жил тогда в Одессе, писал в местных газетах, служил в городской управе. Моя прикосновенность к литературе была самая скромная: несколько повестушек, не остановивших на себе ничьего внимания. Поговорили о чем-то местном и случайном, и он уехал, должно быть, пожалев о потраченном времени». В 1893 году Чехов и Потапенко «будто впервые увидели друг друга» и по-настоящему подружились. Потапенко часто гостил у Чеховых в Мелихове, пел романсы, играл на скрипке. Как литератор был очень плодовит и скор в письме. Первыми его литературными темами были быт и нравы мелкого украинского духовенства. В творчестве Чехова черты Потапенко проступают в образе писателя Тригорина в пьесе «Чайка». В кабинете ялтинской Белой дачи сохраняется один из рисунков Потапенко. Интересны его воспоминания о Чехове, его семье и гостях.

Владимир Галактионович Короленко (1853-1921) – писатель, которого прижизненная критика нередко ставила рядом с Чеховым. Познакомился с Чеховым в 1887 г., поддерживал дружеское общение и многолетнюю переписку. С 1900 г. жил в Полтаве. В мае 1902 г. приезжал к Чехову в Ялту по поводу так называемого «академического инцидента» с М. Горьким: Чехов и Короленко одновременно сложили с себя звание почетного академика после того, как по распоряжению царя Николая II Горький был лишен аналогичного звания, уже присужденного ему Российской Академией Наук.

Имея в виду этих и других своих знакомых литераторов, Чехов писал Суворину в конце 1880-х гг.: «Когда я разбогатею, то куплю на Пскле или на Хороле хутор, где устрою «клиническую станцию» для петербургских писателей».

Представленные здесь же квитанции оплаты учебы харьковской гимназистки Александры Харченко – одно из свидетельств благотворительной деятельности писателя. Еще в пору жизни Чеховых в Таганроге в бакалейной лавке П. Е. Чехова мальчиком служил Гаврила Харченко, позже переехавший в Харьков. В 1899 г., уже поселившись в Ялте, Чехов начал получать от него письма, познакомился с обстоятельствами жизни его семьи и взял на себя оплату обучения в гимназии его дочери Александры.

Особая страница биографии Чехова – его отношения с деятелями театра и искусства. На стенде помещены фотографии писательницы, переводчицы Татьяны Львовны Щепкиной-Куперник (1874-1952) и актрисы Лидии Борисовны Яворской (1871-1921): обе – киевлянки по рождению, первая – дочь известного киевского адвоката, вторая – киевского полицмейстера, обе были близкими знакомыми Чехова в 1890-е гг., а Щепкина-Куперник – и частой гостьей в подмосковном чеховском имении Мелихове.

Заметный след в биографии и творчестве Чехова оставила актриса Мария Константиновна Заньковецкая (1860-1934). Чехов с большим вниманием и интересом относился к украинскому театру, был знаком со многими украинскими актерами. Заньковецкую он увидел впервые на гастролях в Москве в 1887 году в роли Харитины в пьесе «Наймичка» Карпенко-Карого. Познакомился с нею позже, в 1892 году. Чехов считал талант Заньковецкой «страшной силой», называл ее «хохлацкой королевой». Часто встречался ней, слушал ее задушевное пение, оказал помощь в создании костюма в роли цыганки Азы. Актриса вспоминала: «Чехов очень хорошо ко мне относился, но не кавалерствовал и не влюблялся… Он любил беседовать со мною, навещал меня, когда я тосковала. Говорил, что у меня «красивая душа» и много милого, задушевного, чеховского… Обещал написать пьесу, в которой для меня будет одна роль исключительно на украинском языке».

В последние годы появились сведения об увлечении Чеховым еще одной украинской актрисой из той же труппы – Марией Константиновной Доленко (1867-1944), занятой в том же репертуаре, что и Заньковецкая. На стенде помещены два фото М. К. Доленко, переданных в музейный архив ее внучкой М. С. Агалли (ее дед Николай Агалли – знакомый Чеховых по Таганрогу). Помимо отдельных снимков, Доленко и Заньковецкая запечатлены и на общем фото в сцене гадания из спектакля «Цыганка Аза» (1885 г.) в составе труппы Марка Лукича Кропивницкого – как ее называют по праву, труппы корифеев украинской сцены.

Ряд фотографий иллюстрирует дружеские связи Чехова с Николаем Николаевичем Соловцовым (1857-1902) – в 1880-е годы актером московского театра Корша, первым исполнителем главной роли в водевиле «Медведь», написанном специально для него. Чехов говорил, что ни один цыган не заработал на своем живом медведе столько, сколько он как автор на театральном медведе Соловцова. Число шуток на эту тему пополняет и карикатура на А. П. Чехова и Н. Н. Соловцова в роли Медведя (1888 г.). Н. Н. Соловцов – основатель киевского театра «Соловцов» (теперь в этом здании киевский театр им. И. Франко). Здесь прошли киевские премьеры чеховской «Чайки» и «Дяди Вани». Вл. И. Немирович-Данченко писал в своих воспоминаниях: «Я увидел пьесу «Дядя Ваня» на сцене в Одессе, в труппе того же Соловцова, с которым Чехов поддерживал связь. Соловцов уже сам был антрепренером, его дело было лучшим в провинции». Соловцов рано ушел из жизни, но его театр продолжал придерживаться культурных традиций и классического репертуара.

Стенд № 6 «Чехов как пример взаимовлияния культур» содержит материалы по теме творческого взаимодействия украинской и русской культур. Одним из тех, кто увидел в Чехове пример живого межнационального общения, был Лев Толстой, отметивший в своем интервью в 1904 г.: «Достоинство его творчества то, что оно понятно и сродно не только всякому русскому, но и всякому человеку вообще. А это главное».

Репродукция картины А. И. Куинджи «Украинская ночь» (1878) напоминает об одном из самых сильных художественных впечатлений Чехова, связанных также и со строками пушкинской поэмы «Полтава»:

Тиха украинская ночь.

Прозрачно небо. Звезды блещут.

Своей дремоты превозмочь

Не хочет воздух. Чуть трепещут

Сребристых тополей листы.

Луна спокойно с высоты

Над Белой Церковью сияет

И пышных гетманов сады

И старый замок озаряет.

Чеховские впечатления нашли отражение в повести «Дуэль» в реплике одного из героев: «А, например, Украинская ночь Пушкина? Природа должна прийти и в ножки поклониться».

Выразителем украинского самосознания для Чехова был Тарас Шевченко. Приобретая во Львове двухтомник Шевченко на языке оригинала, Чехов уже хорошо был знаком с «Кобзарем» по переводу Белоусова. Иван Алексеевич Белоусов (1863-1930) – приятель юности Чехова, поэт, первый переводчик «Кобзаря» на русский язык. В своих воспоминаниях он рассказывал: «В 1887 году Антон Павлович уехал на дачу в Звенигород. В этом году вышла моя первая книжка «Из Кобзаря Т.Шевченко и украинские мотивы», изданная в Киеве. Я послал эту книжку Антону Павловичу». Чехов ответил ему: «Самый Ваш выбор Шевченки свидетельствует о Вашей поэтичности, а перевод исполнен с должною добросовестностью». В октябре 1901 г. Чехов в Ялте получил от него новую книгу, посланную из Москвы: «Т. Г. Шевченко. Кобзарь в переводе русских писателей. Под редакцией И. А. Белоусова» с дружеским автографом. На стенде представлены фото Белоусова и его визитная карточка, сохраненные в чеховском архиве.

Чехов хорошо знал пьесу И. П. Котляревского «Наталка-Полтавка» и написанную по ее мотивам оперу украинского композитора, собирателя песенного фольклора Н. В. Лысенко. Первая постановка оперы состоялась в Одесском Русском театре в 1889 г., после чего вокальные номера быстро вошли в любительский романсовый репертуар. В рассказе «Человек в футляре» героиня исполняет арию Наталки и завоевывает общее внимание: «Она спела с чувством «Виют витры», потом еще романс, и еще, и всех нас очаровала…» В 1903 г. в Полтаве был открыт памятник автору «Наталки-Полтавки», на барельефе которого изображены герои и характерные сцены из произведений Котляревского. Чехов мог бы присутствовать на открытии этого памятника, если бы в последние годы по состоянию здоровья не избегал участия в массовых мероприятиях. На стенде помещено групповое фото украинских писателей и драматургов, сотрудников альманаха «Літературно-науковий вiсник», на открытии памятника И. П. Котляревскому в Полтаве. В группе, предположительно, могли быть и знакомые Чехова, но точно можно сказать, что эти литературные деятели уже познакомились с его творчеством.

Центральный ряд фотографий связан с историей вхождения Чехова в украинскую культурную ситуацию его времени.

Мария и Михаил Грушевские (фото 1900 г.) – первые украинские переводчики и популяризаторы Чехова. Следует отметить, что с 1898 года, в связи с изданием во Львове «Літературно-наукового вісника» под редакцией М. Грушевского, О. Маковея, В. Гнатюка и И. Франко, возрастает интерес к Чехову западноукраинского читателя. Систематически в этом журнале печатаются переводы на украинский таких произведений Чехова, как «Мужики», «Лошадиная фамилия», «Моя жизнь» и др. В оглавлении выпуска за 1899 г. можно увидеть подборку «Из мелких рассказов Антона Чехова» в переводе Марии Грушевской, куда вошел и близкий сердцу каждого читателя «Ванька» под названием «Ивасько». В 1904 г. во Львове отдельным изданием вышел сборник чеховских рассказов «Змора» в переводе Марии Грушевской, со вступительной статьей о биографии писателя. Михаил Грушевский был автором некролога «Антiн Чехов», напечатанного в 1904 г. в «Літературно-науковому віснику».

На стенде рядом помещены фото известной украинской поэтессы Леси Украинки, сделанное в Крыму в 1897 г., и А. Е. Судовщиковой-Косач (1867-1924) – украинской писательницы, писавшей под псевдонимом Грицько Григоренко, автора книги «Наші люди на селі». Судовщикова-Косач послала свою книгу Чехову в Ялту 7 января 1899 г. вместе с письмом, в котором писала, что мнение Чехова о ее первой работе для нее очень важно. Ответ Чехова неизвестен, но о том, что книга находилась в поле его зрения, говорит появившаяся в его записной книжке заметка: «Грыгоренко-Грыцько. Наши люди на селе». Книга была оценена Лесей Украинкой, писавшей Судовщиковой-Косач в 1899 г: «В Києвi оповiдання справили враження, їх ставлено поруч з “Мужиками” Чехова, та й скуток їх був подiбний до тих же “Мужикiв”: однi не в мiру хвалили, другi не в мiру ганили».

Михаил Михайлович Коцюбинский (1864-1913) – известный украинский прозаик, в 1893 году в журнале «Дзвінок» опубликовал свой перевод чеховского «Ваньки». В 1903 г. прислал Чехову в Ялту свой первый сборник «Оповідання», изданный в Киеве, с уважительной дарственной надписью.

Особую привлекательность для ранних переводчиков и украинского театра представляли одноактные пьесы Чехова – водевили-шутки «Медведь», «Предложение», «Свадьба», «Юбилей» и др. Примером такого издания переводов может служить сборник «Жарти» («Шутки»), изданный в 1908 г. На обложке виден автограф переводчика водевиля «Медведь» В. Дубровского, надписавшего книгу в дар знакомому, – это был и впрямь хороший подарок. В связи с этим вспоминается другой пример, из интервью Л. Толстого через несколько дней после кончины Чехова: «Я как-то читал книгу одного немца, и там вот молодой человек, желая сделать своей невесте хороший подарок, дарит ей книги, и чьи? Чехова… Считая его выше всех известных писателей… Это очень верно…»

Интересными образцами взаимодействия национальных культур служат театральные афиши начала ХХ века. На одной из них чеховский «Медвідь» соседствует рядом с драмой М. Старицкого (по Э. Ожешко) «Зимовий вєчєр» и опереттой Гулака-Артемовского «Запорожець за Дунаєм»; другая анонсирует спектакль «Три сестры» в театре «Соловцов» в сезон 1914/1915 гг., т.е. в период первой мировой войны.

Завершая данную тему, нельзя не вспомнить и об украинском литературоведении. Одним из первых авторов литературоведческих работ о Чехове на Украине был Дмитрий Николаевич Овсянико-Куликовский (1853-1920) – историк литературы, ученый, деятельность которого многие годы была связана с Харьковским университетом.

Стенд № 7 «Чеховские места Крыма» представляет вниманию посетителей цветные и черно-белые фотокопии открыток различных мест крымского побережья. Заставочным текстом этого стенда стали слова из письма А. П. Чехова, написанного осенью 1898 года в Ялте: «Крымское побережье удобно, уютно и нравится мне больше, чем Ривьера…»

Композиционный центр обозначен фотопортретом писателя, сделанным в Ялте в марте 1894 г., с дарственной чеховской надписью начальнице Ялтинской женской гимназии В. К. Харкеевич.

Среди видов Крыма – Графская пристань в Севастополе, дача Суворина в Феодосии, Георгиевский монастырь и старый ханский Бахчисарай, Алупка и ее великолепный дворец, водопад Учан-Су, корабли и ялтинская набережная, улицы и гостиницы Ялты, Пушкинский грот в Гурзуфе, курорт Суук-Су. Это лишь малая толика тех мест, где побывал Чехов, какие описал в своих письмах и произведениях. Вид изящной беседки в Ореанде вызывает в памяти самый «крымский» рассказ Чехова – «Дама с собачкой»: «Почти каждый вечер попозже они уезжали куда-нибудь за город, в Ореанду или на водопад; и прогулка удавалась, впечатления неизменно всякий раз были прекрасны, величавы». Не раз Чехов признавался в любви к морю, «чудесному, синему и нежному», к «прекрасным пароходам», к фантастическим горам, с созерцания которых путешественникам открывается красота Крыма. «Крым очень хорош. Никогда раньше он мне так не нравился, как теперь», – пишет Чехов осенью 1898 года. Именно тогда он решает поселиться в Ялте в собственном доме.

Стенд № 8 «Белая дача. 1899-1904 годы»

«Мой адрес прост: Ялта», – сообщал Чехов своим корреспондентам, начиная с осени 1898 года. В сентябре 1899 года писатель поселился в собственном доме, на Белой даче, расположенной по Аутской улице в деревне Верхняя Аутка. Один из чеховских мемуаристов, А. И. Куприн, писал, что дача Чехова «была, пожалуй, самым оригинальным зданием в Ялте». На стенде посетители видят цветные и черно-белые фотокопии открыток и фотографий из мемориального фонда и фонда собрания музея: дом и сад в 1900-е годы, Чехов на балконе своего дома и в посаженном им саду.

Гостями чеховского дома в Ялте были писатели И. А. Бунин, М. Горький, А. И. Куприн, В. Г. Короленко, Л. Н. Андреев, В. А. Гиляровский, Е. Н. Чириков, художники И. И. Левитан, В. А. Васнецов, представители музыкального искусства – С. И. Рахманинов, Ф. И. Шаляпин, артисты Московского Художественного театра. Автор книги о Чехове К. И. Чуковский справедливо писал: «Он был гостеприимен, как магнат. Хлебосольство доходило у него до страсти». В 1900 году вся труппа МХТ оправилась в весенний Крым на встречу с любимым драматургом Чеховым; на эти крымские гастроли, фактически, тогда собрался весь цвет  русской литературы. К. С. Станиславский назвал это событие весной Художественного театра. В апрельский день 1900 г. Чехов сфотографировался вместе с артистами в городском саду. На стенде представлено как это фото, так и фотографии гостей чеховского дома, подаренные писателю их владельцами с теплыми дружескими надписями.

На этом же стенде помещены фотокопии с фотографий чеховской семьи: Чехов с матерью, сестрой и женой в Ялте в 1902 году, Чехов с родными и М. Горьким на крыльце Белой дачи осенью 1901 года, а также Чехов и Лев Толстой в Гаспре в 1901 году.

Нижний ряд материалов на стенде рассказывает о произведениях писателя, написанных на Белой даче. Здесь представлены копии рисунков Кукрыниксов к рассказам «Дама с собачкой» и «Невеста», обложки первых изданий драмы «Три сестры» и комедии «Вишневый сад» в издательстве А. Ф. Маркса, воспроизведены первая страница повести «В овраге» с чеховским автографом и премьерная афиша спектакля «Вишневый сад» в Московском Художественном театре.

Стенд № 9 «Чеховское притяжение» иллюстрирует разносторонние связи чеховского наследия с современностью. Заглавием к стенду стало высказывание английского драматурга Бернарда Шоу: «…имя Чехова сияет, как звезда первой величины». Метафора «звезды» по отношению к Чехову наполнилась реальным смыслом, когда в 1976 году астрофизик Н. С. Черных в Крымской астрофизической обсерватории открыл астероид номер 2369 и решил дать ему имя А. П. Чехова. Название ЧЕХОВ было утверждено Международным Планетным Центром 28 марта 1983 года. На стенде представлены материалы, связанные с этим открытием: фото первооткрывателя, снимки астероида и характеристики (диаметр около 15 километров, среднее расстояние от Солнца – 416 миллионов километров, период обращения вокруг Солнца – 4 года 7 месяцев).

В культурной орбите Чехова Украина занимает заметное место. Украинские писатели, поэты, деятели искусства в разные периоды времени обращались к Чехову и его творчеству. В 1941 году в ялтинском музее писателя побывал украинский языковед и литературовед Агатангел Крымский (1871-1942), в 1947 году – писатель Микола Бажан (1904-1983), в 1954 году группа украинских писателей сфотографировалась с М. П. Чеховой. Об этих событиях рассказывают фотографии и копии автографов из фондовых материалов музея.

Здесь же представлены материалы, раскрывающие международное значение чеховского музея. Имя Антона Павловича Чехова звучит не только в границах Украины и России, но и широко известно за рубежом. Творчество и личность писателя интересуют людей разных кругов общения, разных уровней образования и родов деятельности. Наряду с представителями литературы и искусства, интерес ко всему, что связано с А. П. Чеховым, проявляют и видные деятели политики. На стенде помещены фотографии руководителя Китайской Народной Республики Цзянь Дземиня (2001 г.), посла Японии Хитоши Хонда (2001 г.), президентов России и Украины В. В. Путина и Л. Д. Кучмы (2003 г.), сделанные при посещении этими высокими гостями чеховского музея.

Тему «Чехов и современность» дополняют материалы, раскрывающие значение чеховского наследия в современном искусстве, его привлекательность для людей театра, художников, музыкантов. На стенде – фотографии как украинских корифеев (Даниил Лидер, Ада Роговцева), так и будущих театральных знаменитостей, студентов киевского театрального института им. Карпенко-Карого, играющих Чехова в музее и в чеховском саду; материалы о постановке «Вишневого сада»: в классическом варианте в Киевском драмтеатре им. Л. Украинки (1980 г.) – и в оригинальной версии Киевского театра марионеток в спектакле, сыгранном в Ялте в 2005 году. Однажды обратившись к чеховской теме, многие творческие люди, почитатели писателя, поддерживают связь с Домом-музеем А. П. Чехова в Ялте. Одним из таких людей является живущий в Донецке художник А. С. Василенко, ветеран Великой Отечественной войны, автор многих работ с изображением чеховских мест Украины, подаренных чеховскому музею.

Стенд № 10 «Чеховские музеи Украины» знакомит с действующими в настоящее время музеями Чехова, расположенными в Ялте и в Сумах.

Основу Крымского республиканского учреждения «Дом-музей А.П.Чехова в Ялте» составляет мемориальный дом писателя. Чехов поселился в собственном доме на окраине Ялты в деревне Верхняя Аутка (ныне ул. Кирова, 112) 8 сентября 1899 г. и прожил здесь до 1 мая 1904 г. Двухэтажное каменное здание с мезонином, возведенное по проекту архитектора Л. Н. Шаповалова, ялтинцы любовно называли «Белой дачей» или «домиком Чехова». При жизни хозяина сюда не раз заходили в гости или останавливались на время И. Бунин, М. Горький, А. Куприн, В. Короленко, В. Гиляровский, Ф. Шаляпин, С. Рахманинов, И. Левитан, К. Станиславский, Вл. Немирович-Данченко, артисты Московского Художественного театра и немало других знаменитых и незнаменитых людей, от местных гимназистов до почтенных академиков, от давних друзей до путешествовавших по Крыму иностранных туристов. Впоследствии дом превратился в настоящее место паломничества для многочисленных деятелей культуры, искусства, науки и политики ХХ и ХХI вв. Он нашел отражение на страницах произведений К. Паустовского, В. Каверина, Ю. Казакова, В. Шукшина, С. Маршака, запомнился Дж. Олдриджу, Дж. Пристли, П. Робсону, президентам Л. Кучме и В. Путину, интуристам со всех земных континентов.

На Белой даче Чехов написал пьесы «Три сестры» и «Вишневый сад», повесть «В овраге», рассказы «Дама с собачкой», «На святках», «Архиерей», «Невеста», около 1500 писем, отредактировал почти все свое собрание сочинений. Он успел подвести собственные творческие итоги, многие из которых определили дальнейшие пути развития мировой прозы, драматургии и театра.

Уезжая из Ялты за два месяца до кончины в Германии, Чехов оставил свой дом таким, каким он складывался годами: наполненным книгами, фотографиями, произведениями искусства, мебелью, одеждой, всевозможными личными вещами. С 1921 г., когда дом получил статус государственного музея, и до наших дней разные поколения посетителей переживали в его стенах одинаковое потрясающее ощущение: будто Чехов только что вышел отсюда, чтобы прогуляться вдоль берега моря, и может вернуться в любой момент.

Неизменный интерес, удивление и восторг посетителей в любую пору года вызывает мемориальный сад вокруг Белой дачи. Чехов сажал его собственноручно и признавался, что стал бы садовником, если бы не был писателем. Он подбирал растения таким образом, чтобы цветение деревьев, кустарников, клумб и газонов не прекращалось круглый год. Этот принцип сохранен до наших дней, так же как и планировка участка, и ассортимент, и сами растения, перешагнувшие в свое второе столетие.

Рядом с Белой дачей (на территории, где при Чехове располагался соседский виноградник) в середине 1960-х гг. по проекту архитектора З. В. Перемиловского построено административное здание музея. Здесь размещена литературная экспозиция «Жизнь и творчества А. П. Чехова», постоянно работает видеозал, в течение года проводится до 80 разнообразных культурных и научных мероприятий, из которых наиболее известные – международные научные конференции «Чеховские чтения в Ялте» и международные театральные фестивали. В помещениях литэкспозиции демонстрируются сменные тематические выставки из богатейших музейных фондов, постоянно действует и обновляется вернисаж крымских художников.

В последние два десятилетия музей расширился за счет новых отделов, имеющих самостоятельные адреса. Один из них – гурзуфская дача А. П. Чехова и его жены, актрисы Московского Художественного театра О. Л. Книппер-Чеховой (пгт Гурзуф, ул. Чехова, 22). Одноэтажный домик старой татарской постройки, с четырьмя небольшими комнатами, был куплен Чеховым в январе 1900 г. вместе с кусочком берега и Пушкинской скалой возле пристани. Дача предназначалась главным образом для летнего отдыха семьи и нескольких близких друзей. Но и сам хозяин искал здесь уединения и творческого вдохновения, спасаясь от суеты и многолюдья городской ялтинской жизни. Здесь начиналась его работа над пьесой «Три сестры» и были написаны первые страницы текста, куда не случайно вошел мотив пушкинского «Лукоморья». В 1990-е гг. после реконструкции домику был возвращен его первоначальный вид, и с тех пор ежегодно с апреля по ноябрь здесь действует музейная экспозиция, рассказывающая об истории любви Чехова и О. Л. Книппер, о родных писателя и многих известных гостях гурзуфской дачи на протяжении ХХ века.

Еще один новый адрес музея – бывшая дача К. М. Иловайской «Омюр» (в переводе с крымскотатарского – «Жизнь») в Ялте по ул. Кирова, 32-а. Здесь Чехов снимал квартиру с октября 1898 по апрель 1899 гг. и за этот период написал такие рассказы, как «Случай из практики», «По делам службы», «Новая дача», «Душечка», около 370 писем, собрал и отредактировал первый том своего полного собрания сочинений. На даче «Омюр» началась переписка Чехова с М. Горьким, а несколько месяцев спустя там же состоялось их личное знакомство. Дважды на этой квартире Чехова посещал студент Максимилиан Волошин, чья слава поэта, критика и художника еще была впереди. Осенью 1901 г. ту же квартиру снимала дочь Льва Толстого Мария Оболенская. Навещая ее в Ялте, Толстой в течение недели останавливался на даче «Омюр» и отсюда 7 декабря 1901 г. позвонил Чехову по телефону, сказав ему: «Сегодня у меня такой хороший день, так радостно душе, что мне хочется, чтоб и вам было радостно. Особенно – вам! Вы очень хороший, очень!» Бывшая дача Иловайской признана памятником истории и архитектуры, в 1954 г. на фасаде установлена мемориальная доска с именами Чехова, Горького и Толстого. С 2006 г. здесь работает музейный отдел «Чехов и Украина», экспозиция которого знакомит с разносторонними личными и творческими связями писателя с Украиной, а также его ранними крымскими встречами и впечатлениями.

Чеховская экспозиция на даче «Омюр» была задумана еще в 1980-е годы, но начала реально осуществляться в 2005 году, благодаря содействию народного депутата Украины, президента Союза малых, средних и приватизированных предприятий Украины Ю.И. Еханурова, в настоящее время – председателя Всеукраинской общественной организации «Чеховское общество». Коллективом научных сотрудников музея во главе с директором Г.А. Шалюгиным и заместителем директора по научной работе А.Г. Головачевой разрабатывались темы и рассматривались различные варианты содержания и оформления. Тематико-экспозиционный план был разработан А.Г. Головачевой. Оформлением занимались молодые дизайнеры, выпускницы Крымского гуманитарного университета Н. Байганаева и О. Бурцева. Презентация нового музея состоялась 3-го февраля 2006 года. Ее участниками стали премьер-министр Украины Ю.И. Ехануров, министр культуры и туризма Украины И.Д.Лиховой, представители министерства культуры и искусств АРК, председатель Совета министров АРК А.Ф. Бурдюгов, городские власти Ялты, представители средств массовой информации Украины и Крыма. Ю.И. Ехануров сделал первую запись в книге отзывов: «Сегодня начинаем. В добрый путь!». 4-го февраля состоялось торжественное открытие нового музейного отдела для общественности города. При большом стечении публики Г.А. Шалюгин и А.Г. Головачева перерезали красную ленточку у входа. Один из первых экспонатов, встречающих посетителей в прихожей, – портрет во всю стену: А.П. Чехов за письменным столом в кабинете Белой дачи, работа ялтинского художника С.П. Антипова (1959 г.). Интересным дизайнерским решением стало оформление угла в прихожей в виде «дерева» произведений А.П.Чехова, в которых так или иначе отразились украинские впечатления писателя и воплотились украинские мотивы.

Нижний ряд фотографий на стенде посвящен Дому-музею Чехова в Сумах. Его торжественное открытие произошло 29 января 1960 г. – в 100-летнюю годовщину со дня рождения писателя. Сбор материалов был начат еще до Великой Отечественной войны по инициативе сумских краеведов и при поддержке М.П.Чеховой и ее племянника С.М.Чехова. Сотрудники Сумского художественного музея вели переписку с чеховскими родными, получали от них некоторые материалы, активно занимались сбором местных реликвий. Дом-музей А.П. Чехова разместился в бывшем флигеле усадьбы Линтварёвых, является отделом Сумского областного краеведческого музея. В пяти комнатах размещена экспозиция, рассказывающая о пребывании писателя, его семьи и гостей на Луке, о связях Чеховых с Сумским краем.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка