Понедельник, 14 апреля 2003 г.

О праве человека на свободу совести в современной России

IV. Правоприменительная практика (действия органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, прокуратуры, юстиции, внутренних дел, судов)

Вступление в силу в октябре 1997 года федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях" было воспринято исполнительной властью, а также органами, надзирающими за исполнением законов, как индульгенция на ограничение конституционных прав так называемых "нетрадиционных" религиозных объединений и религиозных меньшинств. Нарушения свободы совести, прежде всего равенства религиозных объединений перед законом, приобретшие массовый характер еще при действии Закона 1990 года "О свободе вероисповеданий", фактически были легализованы.

Если представители федеральных органов власти, стремясь сохранить видимость соблюдения международных принципов в религиозной сфере, заявляют о своем стремлении свести к минимуму возможные "издержки" применения нового закона, то на местах, в регионах, на уровне субъектов Федерации, происходит обратное. Воплощаются в жизнь и доводятся до абсурда все содержащееся в законе дискриминационные нормы. Права объединений верующих ущемляются и путем нарушения и неправильного толкования положений самого закона, хотя и со ссылкой на закон.

Ограничение права аренды и иных имущественных прав религиозных объединений является самым распространенным явлением. При наличии множества ограничений для организаций, не подтвердивших наличие у них 15-летнего срока, закон имущественных прав не ограничивает. Но поскольку лишение общин помещений для собраний и, следовательно, самой возможности религиозной деятельности, служит наиболее продуктивной мерой борьбы с инаковерием, власти на местах постоянно пользуются этим приемом. В наибольшей степени это сказывается на протестантских конфессиях. Пятидесятникам, адвентистам, Новоапостольской церкви отказывают в выделении земельных участков для строительства молитвенных зданий. Одновременно администрация издает распоряжения о запрете использования культурных, спортивных и иных помещений в религиозных целях, или же оказывает давление на руководителей соответствующих учреждений культуры, вынуждая их расторгать с верующими договоры аренды.

Рассматривая Московскую патриархию и ее подразделения как аналог ЦК КПСС и обкомов, власти на местах во многих случаях руководствуются не законом, а мнением церковного начальства по тем или иным вопросам религиозной жизни. В официальном письме начальника Управления по работе с населением и общественными организациями администрации г. Новокузнецка Кемеровской области С.М. Юрченко от 18.07.97 по вопросу выделения земли церкви "На Камне" Христиан веры евангельской пятидесятников указывается, что "протоиереями благочинных округов города отцами Василием Булгаковым и Александром Пивоваровым не одобрено строительство "Церкви на камне" в Ильинском микрорайоне". В следующем году, 18.03.98, уже Администрация Кемеровской области в лице председателя Департамента по связям с общественностью Н.С. Крюковой уведомила Государственную Думу (в связи с направлявшимся депутатским запросом), что строительство церкви "На Камне" прервано по причине имеющихся "разногласий между Администрацией Кемеровской области, местным самоуправлением и Русской православной церковью". Незаконное вмешательство Русской православной церкви во взаимоотношения государства с другими конфессий принимается как данность.

При администрациях уже формируются экспертные советы из представителей так называемых "традиционных" конфессий. Например, по распоряжению мэра Ю. Лужкова, изданному в августе 1997 года, в Москве создается Межконфессиональный совет из "наиболее авторитетных религиозных организаций города".

Согласно ст. 27 Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях", ограничение прав объединений, действующих "на данной территории" менее 15 лет, допустимо только после их перерегистрации, которая может быть проведена в любое время до конца 1999 года. При этом закон не содержит прямых указаний на необходимость подтверждения наличия соответствующего срока при перерегистрации централизованных религиозных организаций, которые, следовательно, могут быть перерегистрированы и в случае их существования на протяжении менее 15 лет. Однако на практике региональные управления юстиции и органы прокуратуры трактуют закон по-своему, запрещая общинам производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять литературу и иные материалы религиозного назначения, заниматься религиозным образованием, приглашать иностранных граждан. Имеют место требования обязательной и незамедлительной перерегистрации до наступления установленного законом срока (конца 1999 года). Местные религиозные организации лишаются возможности получить регистрацию в региональных управлениях юстиции со ссылкой на необходимость предварительной перерегистрации в Москве их централизованного управления, что совершенно незаконно.

24.02.98 прокуратурой г. Абакан Республики Хакасия внесено представление религиозному объединению христиан веры евангельской "Прославление" по поводу якобы имевших место "грубейших нарушений Федерального закона "О свободе совести и религиозных объединениях", допускаемых религиозным объединением". В качестве "грубейших нарушений" указываются, например, проведение церковью собраний в пансионате ветеранов, распространение религиозной литературы, существование библейской школы, приглашение на богослужения иностранных пасторов. В действительности вся названная в представлении деятельность церкви закону не противоречит.

Аналогичные претензии предъявлены 26.01.98 прокуратурой Ярославской области христианскому центру "Новое поколение" в связи с осуществлением продажи верующим книг и брошюр религиозного содержания (что, по мнению прокуратуры, отныне ярославским протестантам запрещено), функционированием студий аудио- и видеозаписи и даже открытием странички в Интернет (что также нельзя). Областная прокуратура указывает, что "в отделе юстиции документа, подтверждающего существование Центра "Новое поколение" на территории Ярославской области не менее пятнадцати лет не имеется", хотя в официальных разъяснениях по применению нового закона, распространенных Министерством юстиции России, поясняется, что доказательством наличия 15-летнего срока могут быть не только официальные справки органов регистрации, но и показания свидетелей, судебные решения и другие документы. Однако официальная комментарии федеральных ведомств на местах игнорируются.

Новый закон, вводящий временной 15-летний ценз для полноправного существования религиозного объединения, ориентирует чиновников на расправу с Истинно-православной церковью. Российской православной свободной церковью, приходами Русской православной церкви заграницей и Украинской православной церкви. Поражение в правах ожидает в ближайшее время более 200 ныне зарегистрированных общин, альтернативных Московскому патриархату.

Так, подвергся разгрому с применением насилия по отношению к верующим приход Богоявленского собора в г. Ногинске Московской области. С помощью отряда ОМОНа община была изгнана из собора, находящегося в юрисдикции Украинской православной церкви, восстановленного силами прихожан. В пользу РПЦ властями в Ногинске изъято десять зданий, построенных за счет общины Украинской церкви, захвачено церковное имущество и даже скот. 29 сентября 1997 года отряд милиции ворвался в собор, где совершал служение его настоятель архиепископ Адриан. Милиционеры избили одного из священников, на архиепископа надели наручники.

В с. Павловское Суздальского района Владимирской области епархиальное начальство Московского патриархата, пользуясь поддержкой областной администрации, предприняло незаконные действия по изъятию здания церкви Иоанна Предтечи, находящейся в пользовании общины Российской православной свободной церкви (РПСЦ). Игнорируя охранный договор, официально заключенный в 1995 году с общиной РПСЦ, Министерство культуры РФ и Госкомимущества издали совместное Распоряжение о передачи здания церкви Владимирской епархии РПЦ, ссылаясь при этом на обращение архиепископа Евлогия (РПЦ), поддержанное администраций Владимирской области.

Типичным примером политики субъектов Федерации в отношении православия служит Распоряжение мэра Москвы от 18 сентября 1997 года № 733-РМ, согласно которому полностью освобождается от арендной платы за землю одна только Патриархия. На остальные религиозные объединения (как православного, так и иного вероисповедания) эта льгота не распространяется.

Симбиоз светских и церковных властей приводит к небезуспешным попыткам клерикализации системы государственного образования. В ряде регионов (например, в Курской, Смоленской областях) вводится обязательное преподавание православного вероучения в государственных и муниципальных средних школах.

Некоторые религиозные объединения, пережившие преследования в годы советской власти, вновь подвергаются репрессиям по тем же основаниям и с теми же обвинениями, что и в 60-е - 80-е годы. При этом игнорируется тот факт, что и Свидетели Истовы, и пятидесятники, и баптисты "инициативники", и кришнаиты, пострадавшие от коммунистического режима, официально реабилитированы по действующему российскому закону как жертвы политических репрессий и даже имеют соответствующие льготы, установленные для данной категории граждан. 31.03.98 заместитель начальника Управления внутренних дел г. Прохладный Кабардино-Балкарской Республики вынес официальное предостережение руководителю местной религиозной общины Свидетелей Истовы В.Г. Григорьеву о необходимости прекратить религиозную деятельность общины (названной в официальном документе "сектой"). Религиозную практику Свидетелей Истовы названный представитель руководства городской милиции расценил как "мелкое хулиганство".

Отрицая принцип равенства религиозных объединений перед законом, региональные органы власти допускают грубое нарушение фундаментальных прав человека, основных принципов международного права. 10.11.97 Курчатовским городским судом Курской области Виталий Гущин, принадлежащий к религиозному объединению Свидетелей Иеговы, был осужден к лишению свободы сроком на один год и шесть месяцев за отказ проходить срочную военную службу по религиозным убеждениям. 25.12.97 Судебная коллегия по уголовным делам Курского областного суда оставила данный приговор без изменений. Как значится в решении суда, "Гущин является сектантом, в связи с чем его доводы о религиозных убеждениях, мешающих ему служить в армии, признаются несостоятельны ми".

За счет средств Государственной Думы, в официальном парламентском "Аналитическом вестнике" в марте 1998 года печатается материал "Религиозная экспансия против России", доказывающий, "что деятельность деструктивных религиозных организаций представляет национальную угрозу, ибо влечет за собой разрушительное воздействие на самую целостность государства". К числу таких организаций государственные аналитики относят действующие на Дальнем Востоке южнокорейские пресвитерианские церкви. Общество сознания Кришны, Свидетелей Иеговы, Новоапостольскую церковь. В качестве доказательства разведывательной деятельности "деструктивных сект" приводится, например, "факт задержания сотрудниками ФСК Ульяновской области пастора Новоапостольской церкви, который проник через проем в заборе на территорию одной из воинских частей".

Представляется весьма опасным антирелигиозная по сути своей деятельность, осуществляемая под видом борьбы за "традиционные ценности" официальными лицами, в том числе занимающими высокие государственные посты. Так, заместитель губернатора Омской области А.Казанник (бывший Генеральный прокурор России) публикует в местной прессе материалы, направленные на разжигание религиозной нетерпимости. В статье "Проблемы этнонациональной безопасности Омской области" (газета "Регион-плюс", декабрь 1997 года) Казанник, в частности, пишет: "Насаждение в России совершенно чуждых русскому национальному самосознанию и русскому образу жизни вероучений не обошло стороной и Омскую область. В результате их деятельности происходит распад русской нации, набирает силу процесс формирования противостоящих друг другу социальных групп, объединяемых по конфессиональному принципу.

Россия с ее тысячелетней культурой, верой отцов и исконными социальными ценностями не нуждается в зарубежных миссионерах, в их деятельности по духовному "просвещению" наших сограждан".

Так в общем виде обстоят дела с действительной реализацией декларируемого Конституцией принципа религиозной свободы в нашем демократическом светском государстве.

http://amnesty.memo.ru/n11/in-use.htm

ПО МАТЕРИАЛАМ ИНСТИТУТА РЕЛИГИИ И ПРАВА

НОВЫЙ ЗАКОН В ДЕЙСТВИИ

Вступление в силу в октябре 1997 года федерального закона « О свободе совести и религиозных объединениях» было воспринято исполнительной властью, а также органами, надзирающими за исполнением, как индульгенция на ограничение конституционных прав так называемых «нетрадиционных» религиозных объединений и религиозных меньшинств. Нарушения свободы совести, прежде всего - равенства религиозных объединений перед законом, приобретшие массовый характер еще в период действия Закона 1990 года «О свободе вероисповеданий», фактически были легализованы.

Если представители федеральных органов власти, стремясь сохранить видимость соблюдения международных принципов в религиозной сфере, заявляют о своем стремлении свести к минимуму возможные «издержки» применения нового закона, то на местах, в регионах, на уровне субъектов Федерации, происходит обратное Воплощаются в жизнь и доводятся до абсурда все содержащиеся в законе дискриминационные нормы. Права объединений верующих ущемляются и путем нарушения и неправильного толкования положений самого закона, хотя и со ссылкой на закон.

Ограничение права аренды и иных имущественных прав религиозных объединений является самым распространенным явлением. При наличии множества ограничений для организаций, не подтвердивших наличие у них 15-летнего срока существования в России, имущественных прав новый закон явно не ограничивает. Но поскольку лишение общин помещений для собраний и, следовательно, самой возможности религиозной деятельности, служит наиболее продуктивной мерой борьбы с инаковерием, власти на местах постоянно пользуются этим приемом. В наибольшей степени это сказывается на протестантских конфессиях. Пятидесятникам, адвентистам, Новоапостольской церкви отказывают в выделении земельных участков для строительства молитвенных зданий. Одновременно администрация издает распоряжения о запрете использования культурных, спортивных и иных помещений в религиозных целях, или же оказывает давление на руководителей соответствующих учреждений, вынуждая их расторгать с верующими договоры аренды.

Рассматривая Московскую патриархию и ее структуры почти как аналог ЦК КПСС и обкомов, власти на местах во многих случаях руководствуются не законом, а мнением начальства РПЦ по тем или иным вопросам религиозной жизни. Так, в официальном письме начальника Управления по работе с населением и общественными организациями администрации г. Новокузнецка Кемеровской области С.М.Юрченко от 18.07.97 по вопросу выделения земли церкви «На Камне» Христиан веры евангельской - пятидесятников указывается, что «протоиереями благочинных округов города отцами Василием Булгаковым и Александром Пивоваровым не одобрено строительство »Церкви на Камне" в Ильинском микрорайоне". На следующий год уже Администрация Кемеровской области в лице председателя Департамента по связям с общественностью Н.С Крюковой уведомила Государственную Думу (в связи с направлявшимся депутатским запросом), что строительство церкви «На Камне» прервано по причине имеющихся «разногласий между Администрацией Кемеровской области, местным самоуправлением и Русской православной церковью». Таким образом, и в других местах вмешательство Русской православной церкви во взаимоотношения государства с другими конфессиями принимается как данность и руководство к правовым действиям.

При администрациях регионов РФ начали формироваться экспертные советы из представителей практически лишь одних т. н. «традиционных» конфессий и чиновников, в том числе от МВД и психиатрии. Например, по распоряжению мэра Ю.Лужкова, изданному в августе 1997 года, в Москве создается Межконфессиональный совет из «наиболее авторитетных религиозных организаций города», отбор в состав которого предполагается доверить тем же чиновникам, а не самим представителям всех без исключения конфессий и на равноправной основе.

Согласно ст. 27 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях», ограничение прав объединений, действующих «на данной территории» менее 15 лет, допустимо только после их перерегистрации, которая может быть проведена в любое время до конца 1999 года. При этом закон не содержит прямых указаний на необходимость подтверждения наличия соответствующего срока при перерегистрации централизованных религиозных организаций, которые, следовательно, могут быть перерегистрированы и в случае их существования на протяжении менее 15 лет. Однако на практике региональные управления юстиции и органы прокуратуры трактуют закон по-своему, запрещая общинам производить, приобретать, экспортировать, импортировать и распространять литературу и иные материалы религиозного назначения, заниматься религиозным образованием, приглашать иностранных граждан. Имеют место требования обязательной и незамедлительной перерегистрации до наступления установленного законом срока (конец 1999 года). Местные религиозные организации лишаются возможности получить регистрацию в региональных управлениях юстиции со ссылкой на необходимость предварительной перерегистрации в Москве их централизованного управления, что совершенно незаконно.

Вот некоторые примеры неправовых действий региональных властей:

Прокуратурой г. Абакан Республики Хакасия внесено представление религиозному объединению христиан веры евангельской «Прославление» по поводу якобы имевших место «грубейших нарушений Федерального закона »О свободе совести и религиозных объединениях", допускаемых религиозным объединением". В качестве «грубейших нарушений» указываются, например, проведение церковью собраний в пансионате ветеранов, распространение религиозной литературы, существование библейской школы, приглашение на богослужения иностранных пасторов. В действительности вся названная в представлении деятельность церкви закону не противоречит

Аналогичные претензии были предъявлены 26.01.98 прокуратурой Ярославской области Христианскому центру «Новое поколение»* в связи с осуществлением продажи верующим книг и брошюр религиозного содержания, функционированием студий аудио - и видеозаписи и даже открытием странички в Интернете - видимо, все это, по мнению прокуратуры, отныне ярославским протестантам запрещено. Основанием служит то, что «в отделе юстиции документа, подтверждающего существование Центра "Новое поколение" на территории Ярославской области не менее пятнадцати лет не имеется», хотя в официальных разъяснениях по применению нового закона, распространенных Министерством юстиции России, поясняется, что доказательством наличия 15-летнего срока могут быть не только официальные справки органов регистрации, но и показания свидетелей, судебные решения и другие документы. Как видим, официальные комментарии федеральных ведомств на местах игнорируются.

* Заметим, что этот Центр, ведущий большую социальную работу, в т.ч. по реабилитации наркоманов, за последние годы сильно увеличил число своих последователей. Реакцией на это, по словам его пастора Виктора Татача, стала ведущаяся с 1994 г. кампания дезинформации в местных СМИ. «И по нынешний день в нашей области каждый месяц, если не ежедневно, выходит какая-то негативная статья о нас... Все это привело к тому, что многие люди перестали верить, что 70-е годы не вернутся. На сегодня мы имеем несколько семей, которые уже подали заявления на эмиграцию».

Администрация Веневского района Тульской области постановила, что ни одно общественное здание в районе, такое как кинотеатр или дом культуры, не может использоваться под богослужение какой-либо религиозной конфессии. Четверо православных священника были приглашены на официальное совещание, на котором обсуждалось это решение, - но ни один представитель протестантских организаций приглашен не был. Постановление незамедлительно отразилось на местных общинах баптистов и адвентистов седьмого дня, которые собираются для проведения своих богослужений в кинотеатре города Венева.

Тульская область была первой в России, в которой был принят закон, ограничивающий деятельность иностранных миссионеров, и одной из первых, где была ужесточена политика местных властей по отношению к протестантам в целом. В большинстве российских городов почти все кинотеатры и подобные им учреждения, приспособленные для публичных собраний, все еще принадлежат районным или иным местным властям.

Уполномоченная по связям с религиозными организациями Веневского района, ЛИДИЯ АЛЯВДИНА, подтвердила, что городская администрация действительно разрешила ранее собираться протестантам в кинотеатре. Она также подтвердила, что районная администрация руководствуется новым федеральным Законом о свободе совести в своем решении запретить все молитвенные собрания в светских учреждениях. Цель была одна - «чтобы не было разногласий между конфессиями», - сказала она, надо было поставить всех в равные условия. В прошлом, «когда мы предоставляли протестантам помещение, православные обижались на нас», - сказала она и добавила, что никто из протестантов не был возмущен этим решением и все восприняли его спокойно. «Теперь у нас в городе нормальное положение с религиозными организациями», - заключила она.

Новый закон, вводящий временной 15-летний ценз для полноправного существования религиозного объединения, ориентирует чиновников на расправу с Истинно-православной церковью, Российской православной свободной церковью, приходами Русской православной церкви заграницей и Украинской православной церкви. Поражение в правах ожидает в ближайшее время более 200 ныне зарегистрированных общин, альтернативных Московскому патриархату.

Так, подвергся разгрому с применением насилия по отношению к верующим приход Богоявленского собора в г.Ногинске Московской области. С помощью отряда ОМОНа община была изгнана из собора, находящегося в юрисдикции Украинской православной церкви, восстановленного силами прихожан. В пользу РПЦ властями в Ногинске изъято десять зданий, построенных за счет общины Украинской церкви, захвачено церковное имущество и даже скот. 29 сентября 1997 года отряд милиции ворвался в собор, где совершал служение его настоятель архиепископ Адриан. Милиционеры избили одного из священников, на архиепископа надели наручники.

В с. Павловское Суздальского района Владимирской области епархиальное начальство Московского патриархата, пользуясь поддержкой областной администрации, предприняло незаконные действия по изъятию здания церкви Иоанна Предтечи, находящейся в пользовании общины Российской православной свободной церкви (РПСЦ). Игнорируя охранный договор, официально заключенный в 1995 году с общиной РПСЦ, Министерство культуры РФ и Госкомимущество издали совместное Распоряжение о передаче здания церкви Владимирской епархии РПЦ, ссылаясь при этом на обращение архиепископа Евлогия (РПЦ), поддержанное администрацией Владимирской области.

Типичным примером политики субъектов Федерации в отношении православия служит Распоряжение мэра Москвы от 18 сентября 1997 года # 733-РМ, согласно которому полностью освобождается от арендной платы за землю одна только Патриархия. На остальные религиозные объединения (как православного, так и иного вероисповедания) эта льгота не распространяется.

Симбиоз светских и церковных властей приводит к небезуспешным попыткам клерикализации системы государственного образования. В ряде регионов (например, в Курской, Смоленской областях) вводится обязательное преподавание православного вероучения в государственных и муниципальных средних школах.

Некоторые религиозные объединения, пережившие преследования в годы советской власти, вновь подвергаются репрессиям по тем же основаниям и с теми же обвинениями, что и в 60-е-80-е годы. При этом игнорируется тот факт, что и «Свидетели Иеговы», и пятидесятники, и баптисты-"инициативники", и кришнаиты, пострадавшие от коммунистического режима, официально реабилитированы по действующему российскому законодательству как жертвы политических репрессий и даже имеют соответствующие льготы, установленные для данной категории граждан. Так, 31.03.98 заместитель начальника Управления внутренних дел г. Прохладный Кабардино-Балкарской Республики вынес официальное предостережение руководителю местной религиозной общины «Свидетелей Иеговы» В.Г.Григорьеву о необходимости прекратить религиозную деятельность общины (названной в официальном документе «сектой»). Религиозную практику иеговистов названный представитель руководства городской милиции расценил как «мелкое хулиганство»

Не редки случаи, когда региональные органы власти допускают грубое нарушение Конституции РФ, фундаментальных прав человека, основных принципов международного права. Например, 10.11.97. Курчатовским городским судом Курской области Виталий Гущин, принадлежащий к религиозному объединению «Свидетелей Иеговы», был осужден к лишению свободы сроком на один год и шесть месяцев за отказ проходить срочную военную службу по религиозным убеждениям. 25.12.97 Судебная коллегия по уголовным делам Курского областного суда оставила данный приговор без изменений. Как значится в решении суда, «Гущин является сектантом, в связи с чем его доводы о религиозных убеждениях, мешающих ему служить в армии, признаются несостоятельными».

За счет средств Государственной Думы РФ, в официальном парламентском «Аналитическом вестнике» в марте 1998 года печатается материал «Религиозная экспансия против России», доказывающий, «что деятельность деструктивных религиозных организаций представляет национальную угрозу, ибо влечет за собой разрушительное воздействие... на самую целостность государства», К числу таких организаций аналитики Госдумы относят действующие на Дальнем Востоке южнокорейские пресвитерианские церкви, Общество сознания Кришны, Свидетелей Иеговы, Новоапостольскую церковь. В качестве доказательства разведывательной деятельности «деструктивных сект» приводится, например, «факт задержания сотрудниками ФСБ Ульяновской области пастора Новоапостольской церкви, который проник через проем в заборе на территорию одной из воинских частей».

Представляется весьма опасным антирелигиозная по сути своей деятельность, осуществляемая под видом борьбы за «традиционные ценности» официальными лицами, в том числе занимающими высокие государственные посты. Так, за подписью заместителя губернатора Омской области А.Казанника (бывшего Генерального прокурора России) в местной прессе публикуются материалы, направленные на разжигание религиозной нетерпимости, травли даже таких конфессий как адвентисты, представленные в президентском совете по связям с религиозными организациями. В статье «Проблемы этнонациональной безопасности Омской области» (газета «Регион-плюс», декабрь 1997 года) А.Казанник, в частности пишет: «Насаждение в России совершенно чуждых русскому национальному самосознанию и русскому образу жизни вероучений не обошло и Омскую область. ...В результате их деятельности происходит распад русской нации, набирает силу процесс формирования противостоящих друг другу социальных групп, объединяемых по конфессиональному принципу... Россия с ее тысячелетней культурой, верой отцов и исконными социальными ценностями не нуждается в зарубежных миссионерах, в их деятельности по "духовному просвещению" наших сограждан».

От реализации на практике нового закона пострадала и известная своим социальным служением и благотворительной деятельностью «Армия Спасения», которая работала в России еще в начале века. Ей не нужна была централизованная организация (имеются 6 региональных), и поэтому возникли основания для отказа в ее перерегистрации.

--------------------------------------------------------------

Новый российский закон уже применяется представителями местных властей для оказания давления на «нетрадиционные» в их регионе религии и может быть использован для ограничения деятельности иностранных миссионеров.

Джон Шаттак,

заместитель госсекретаря США

Закон был специально создан для власти чиновников, а они весьма произвольно толкуют этот закон, в основном, так, как им хочется.

Валерий Борщев,

депутат Госдумы РФ и правозащитник

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка