Друк
Розділ: Російсько-українські відносини

Российские власти в милитаристском бреду преследуют граждан, выступающих против войны с Украиной

Мать двоих детей из Екатеринбурга оштрафовали в общей сложности на 530 тысяч рублей за протест против войны в Украине. Ей может грозить уголовное преследование по "дадинской" статье. В интервью Радио Свобода Екатерина Сурсякова рассказала, почему она выходит на акции протеста, чего боится, чего добивается и почему оспаривает решения судов.

Нарушительница общественного порядка

Начиная с лета 2020 года Екатерина стала активно участвовать в оппозиционных мероприятиях и уже несколько раз привлекалась к административной ответственности за проведение одиночных пикетов.

24 февраля 2022 года Владимир Путин объявил о начале "военной спецоперации" на территории Украины. В социальных сетях появились многочисленные сообщения о ракетных ударах по Киеву, Харькову и другим украинским городам. Несколько жителей Екатеринбурга, многие из которых прежде не были даже знакомы между собой, с утра начали спонтанно выходить на одиночные пикеты к администрации города по обе стороны проспекта Ленина.

Большинство из вышедших ничего не знали о том, что федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" предписывает одиночным пикетчикам соблюдать дистанцию не менее 40 метров друг от друга, равно как и то, что серия одиночных пикетов по одной и той же теме может быть признана российским судом "единым несанкционированным массовым публичным мероприятием" с соответствующими последствиями. Очень скоро большинство пикетчиков были доставлены в отдел полиции, обвинены в административных правонарушениях и подвергнуты штрафам.

По логике судов все протестующие были не просто участниками, а именно организаторами серии пикетов. И только Екатерину Сурсякову осудили по статье 20.2 ч. 8 – за повторное нарушение порядка проведения публичного мероприятия. В 2020 и 2021 годах активистка уже привлекалась к административной ответственности.

24 февраля за одиночный пикет с самодельным плакатом "Нет войне с Украиной" Сурсякову оштрафовали на 250 тысяч рублей, невзирая на ее довольно затруднительное материальное положение. Впрочем, альтернативой гигантскому штрафу мог быть административный арест.

Несмотря на это, 2 марта она пришла на площадь Труда в Екатеринбурге, где в 19 часов вечера снова начали собираться пацифисты. На этот раз Сурсякова была без плаката, но все равно попала в полицию. В протоколе об административном правонарушении говорится, что в ответ на предупреждение о незаконности публичного мероприятия она выкрикнула: "А обстреливать мирных жителей законно?"

За эту приписываемую ей реплику суд добавил Екатерине еще 280 тысяч рублей штрафа, оплатить который она все равно не сможет. От коллективного сбора средств Екатерина отказалась.

"Куда мне совесть засунуть?"

– Почему ты против этой военной операции?

– Я против бессмысленных смертей. Бес-смыс-лен-ных! Я вот сижу и с утра до ночи плачу. Оплакиваю всех: и украинцев, и наших солдатиков. Сижу и реву. Вот мы сейчас разговаривали. Сыну одной знакомой пришла повестка. Вот ребёнок ещё живой, а его вроде бы уже нет. В наше время, в цивилизованное время, вот так распоряжаться человеческими жизнями – это варварство. Мы варвары?

– Ты не веришь в националистов, которые захватили власть в Киеве и угнетают украинский народ?

– Нет, конечно! Чушь, бред.

– У тебя же и до этого были наказания за оппозиционные выступления. Что тебе вменяли, и что в результате стало с теми наказаниями?

– Они так у меня и висят. Первый раз я вышла на пикет в 20-м году по поводу ареста Фургала. Меня возмутило: он ещё не осужден, а его уже называют убийцей. 10 тысяч штраф. За акцию в поддержку Навального 31 января 2021 года мне назначили 200 часов обязательных работ. У меня с собой было три плаката. На одном было написано: "Чего нам бояться? Люди без будущего – уже мертвы". На втором: "Правда в России карается тюремным сроком", а на третьем – "Мы не террористы, мы против воров и убийц во власти". Они у меня все были с собой, я их доставала поочередно.

– Почему ты отказываешься собирать деньги на штрафы?

– Сейчас объясню. У меня всегда были одиночные пикеты. Сотрудники полиции составляют ложные протоколы, которые не соответствуют даже их же видеодоказательствам. Я не согласна с решениями судов. 24 февраля у меня был одиночный пикет. На видео видно, что вокруг меня нет никаких других участников мероприятия, стоят одни полицейские. Но судья всё равно осуждает. Я в этот раз судье сказала: "Они все меня знают в лицо и по имени-отчеству. Я ничего не нарушила, но меня хватают уже просто за то, что это я. И где бы я ни появилась, они будут меня хватать". В суде мне ясно дали понять, что дальше меня уже могут преследовать уголовно по "дадинской" статье. Я не знаю, что мне делать, честное слово, не знаю! Я, с одной стороны, боюсь, а с другой стороны – куда мне совесть свою засунуть? А знаешь, чего я еще боюсь? Когда всё-таки народ опомнится, одумается и выйдет массово, когда он будет голодный, я боюсь, что он начнёт рвать "ментов". Я не хочу этого. Потому что тогда вернуться в цивилизованный мир у нас уже не получится. Если эти "менты" доживут до судов, у нас еще будет шанс.

"Я хочу просто жить"

Екатерине Сурсяковой 46 лет, у нее двое несовершеннолетних детей. Когда-то, в очень далеком прошлом, она страдала наркотической зависимостью и отсидела в колонии за кражу. Наркотики давно в прошлом, и судимость погашена, но полицейские продолжают напоминать об этом при каждом удобном случае и периодически угрожают отобрать детей.

Одиночный антивоенный пикет в Екатеринбурге 24 февраля 2022 года, в день российского вторжения в Украину

– Тогда, сразу после "навальновских" митингов, к тебе приходила инспекция по делам несовершеннолетних. Сейчас они продолжают вас посещать, грозят отобрать детей?

– Вчера мы ездили встречать арестованных из спецприёмника. Возвращаюсь домой, соседка мне рассказывает, что по квартирам ходили полицейские в штатском, удостоверение она не разглядела, расспрашивали обо мне: не пью ли я и тому подобное. Ищут на меня компромат. Не так давно меня в каком-то СМИ выставили уголовницей. Да, я была судима в 1998 году, более 20 лет назад. Я этого ни от кого не скрывала. Меня осудили за квартирную кражу, дали срок три года. Я сделала для себя выводы, что я не хочу больше терять своё время, свою жизнь вот на это всё. Я решила для себя, что я хочу жить, и завязала. Моих знакомых из прошлой жизни уже нет, а я живу, и у меня дети. И я по идее – счастливая женщина. Если бы не одно "но". Моему счастью мешает всего один человек...

– Ты не думала уехать из России?

– Думала. Мне не на что ехать. Ну, даже если я насобираю деньги, мне хочется что-то поменять, я должна что-то сделать…

– На что ты сейчас живёшь с детьми?

– Я неофициально работаю. Меня официально мало кто куда возьмёт, у меня прооперированы легкие, объём лёгких вполовину меньше, чем у здорового человека. Никто не рискует оформлять официально с такой флюорографией. Я вот даже на третий этаж поднимаюсь – и уже начинаю задыхаться. Я по специальности маляр, но мне маляром очень тяжело работать. Я не буду рассказывать, куда я устроилась этой зимой, но я за копейки отработала всю зиму. За 25 тысяч в месяц, из которых 21 нужно отдавать за съемную квартиру. Спасибо, помогает мой бывший муж, отец детей. Летом, надеюсь, у меня будет другая работа. Мне нравится заниматься облагораживанием дворовых территорий. Чего я хочу? Я хочу нормальную демократическую страну, чтобы я жила в нормальных человеческих условиях. Чтобы у меня было время для того, чтобы общаться со своими детьми, чтобы я не рвала все жилы на работе за копейки, чтобы только их прокормить. Чтобы у нас были независимые суды, чтобы у нас были вот эти права и свободы. Я хочу просто жить и не беспокоиться, чем я завтра буду кормить своих детей.

– Если бы ты сейчас могла поговорить с украинцами, что бы ты им сказала?

– Я бы на колени перед ними встала! (Плачет.) Я бы даже не разговаривала...

– А с россиянами? Что бы ты сказала россиянам?

– Что можно сказать людям, которые размещают эту букву Z на своём автомобиле? Людям, у которых ненависть одна в голове? Я хожу с зелёной ленточкой. Я вижу эти автомобили, и я понимаю, что когда-нибудь придет время, возможно, оно не за горами, когда меня за мою ленточку вот эти люди с буквой Z просто убьют.

– Что значит зелёная лента?

– Мир. У нас, понимаешь, по всему городу все дома исписаны рекламой наркотиков. Эта реклама не закрашивается, не стирается, а вот этот лозунг "Нет войне" стирают и закрашивают! Я вообще не понимаю – кто мы, как мы докатились до такого?

– Как ты думаешь, чем это всё закончится?

– Мне приснился сон: ещё снег будет лежать, а Украина будет свободной. Не знаю, что будет с нами. Но когда я проснулась, я была счастлива.

Екатерина Сурсякова оспорила оба штрафа в Свердловском областном суде, заседания апелляционной инстанции пока не назначены.

Джерело

На світлинах:

  1. Катерина Сурсякова на антивоєнному пікеті в Єкатеринбурзі.
  2. Жінка з розбомбленого пологового будинку в Маріуполі.
  3. Одиночний антивоєнний пікет у Єкатеринбурзі 24 лютого 2022 року, у день російського вторгнення в Україну.