Почесний громадянин міста Самари сумчанин Олексій Росовский. Пішов в вічність відомий самарський українець Почесний громадянин Самари Олексій Андрійович Росовський

Самарські українці з болем повідомляють про велику втрату: на 87-му році у вічність пішов відомий самарський українець Почесний громадянин міста Самари Олексій Андрійович Росовський, на протязі 18 років радянський «голова» обласного центру, кавалер 4-х орденів Трудового Червоного Прапора, учасник багатьох заходів нашого товариства. Ми назавжди збережемо пам'ять про цього видатного самарського сумчанина, завдяки якому у нашому місті було відбудовано десятки нових житлових мікрорайонів, шкіл, лікарень, палаців культури… (дивіться додатково про нього на сайті матеріал «Місто Олексія Росовського» - http://kobza.com.ua/content/view/1436/49)

Про історію одного з таких палаців культури, що став при житті справжнім пам’ятником голові куйбишевського виконкому, і про те, з якими боями все це діставалося для міста, читайте нижче спогади самого Олексія Андрійовича.

Андрій Бондаренко,

голова земляцтва «Рус» (Самара).

Палац культури на самарській площі як пам'ятник сумчанину Росовському.

На світлинах: Почесний громадянин міста Самари сумчанин Олексій Росовский. Палац культури на самарській площі як пам'ятник сумчанину Росовському.

Довідка:  

РОСОВСКИЙ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ, почетный гражданин Самары.

Родился в 1923 г. в с. Степановка Сумского района Сумской области Украины. В 1941 г. закончил машиностроительный техникум, в 1969 г. - Высшую партийную школу. С 1941 г. по 1956 г. работал на заводе "Прогресс" конструктором, технологом, начальником бюро стандартизации, секретарем парткома. С 1956 г. был избран первым секретарем Кировского райкома КПСС. Затем работал вторым секретарем Куйбышевского горкома КПСС, завотделом Куйбышевского обкома КПСС. С 1964 по 1982 годы в течение 18 лет - председателем исполкома Куйбышевского городского Совета народных депутатов. После ухода на пенсию работает главным специалистом транспортного отдела администрации города. Награжден четырьмя орденами Трудового Красного Знамени, двумя орденами "Знак Почета", медалями "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.", "За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина", "Ветеран труда" и др.

Выговор за Дворец

Алексей Росовский

Человеку свойственно периодически возвращаться памятью в прошлое. В детство, юность, прожитые годы. Вспоминать работу, товарищей, друзей. Не чуждо это и мне. Но в своих мыслях, сколько я себя помню, я никогда даже на одну минуту не представлял себя вне завода. На всю жизнь я связан с заводом, с производством. Родился и жил с семьей на Украине, За месяц до окончания машиностроительного техникума в Сумах 16 выпускников, в том числе и я, получили назначение на завод №122 Наркомата авиационной промышленности и другие заводы г. Куйбышева. Хорошо помню суровые дни осени 1941 г., октябрь, ноябрь, когда на территорию завода № 122 начали прибывать эшелоны с оборудованием, оснасткой, инструментом, заделом агрегатов и деталей выпускавшегося заводом в Москве самолета МиГ-З. В эшелонах прибывали и люди. В эти дни все мы были мобилизованы на разгрузку и транспортировку этих грузов в недостроенные цехи завода. На территории завода, на подъездах железной дороги - бездорожье, грязь непролазная. Тяжелые прессы, станки перемещали на стальных листах-волокушах. Не было не только машин или тракторов, но и лошадей. Тянули канаты люди - инженеры, техники, рабочие. Нам досталась транспортировка свинцово-цинковых штампов в штамповочно-заготовительный цех №29. Это был каторжный труд. Иногда, правда, удавалось за буханку хлеба нанять трактор у строителей- заключенных. Но после два дня экономили, так как покупали хлеб на талоны из своих продовольственных карточек.

Но зато задание выполнили досрочно. В 1942 г. меня перевели в цех №77 технологом, в нем проработал до 1945 г. Здесь же вступил в ВКП(6). После окончания войны вновь был приглашен в бюро стандартизации руководителем группы, затем был назначен начальником бюро. В октябре 1952 г. был избран заместителем секретаря парткома, а в декабре - секретарем парткома - парторгом ЦК КПСС на заводе. С 1956 г. - первый секретарь Кировского райкома КПСС. Начался совершенно новый этап работы и жизни. Пятнадцать лет работы на заводе в памяти оставили много эпизодов, дел, встреч. Многое вспоминается и теперь. О тяжелых условиях жизни и труда в тылу, в годы войны и послевоенного восстановления народного хозяйства и развития страны сказано, написано, снято достаточно много. Думаю, что и в этой "Книге воспоминаний" ветераны расскажут о конкретных фактах и делах.

Я хочу рассказать об истории и трудностях послевоенного развития завода "Прогресс" и Кировского района. В частности, о строительстве заводского Дворца культуры на площади им. С.М.Кирова. Начну с конца.

10 мая 1962 г. газета "Правда" в редакционной статье "Еще раз по поводу излишеств в строительстве и архитектуре" отметила, что в ряде республик, краев, областей, городов все еще имеют место факты, которые свидетельствуют о том, что борьба с излишествами в проектировании и строительстве не завершена. "Правда" писала, что в этом повинны не только проектировщики, но и местные партийные, советские, хозяйственные органы, которые под разными предлогами поощряют создание зданий с большими излишествами...

...Так в г. Куйбышеве в результате незаконного изменения проекта и без согласия проектной организации к дворцу культуры пристроен десятиколонный портик. В зрительном зале удобные и экономичные люминесцентные светильники заменены массивными бронзовыми люстрами. В зале установлены дорогостоящие кресла, изготовленные по спецзаказу, по образцам мебели прошлого столетия. Эти излишества привели к значительному перерасходу средств. Только на возведение портика затрачено свыше 100 тыс. рублей в новом масштабе цен. Пристройка портика была санкционирована секретарем Куйбышевского горкома КПСС т. Росовским. В беседе с представителями Союза архитекторов СССР т. Росовский заявил: "Мы привыкли, что дворцы культуры должны быть с колоннами. Без портика он был бы похож на швейную фабрику..."

Далее в статье писалось об излишестве дворца культуры в подмосковном Калининграде, при проектировании Кара-Кумского канала в Таджикистане, который будет проходить через безлюдные пустыни и архитектурные украшения там действительно ни к чему. Эта статья в июне 1962 г. обсуждалась на заседании Секретариата ЦК КПСС. Заседание Секретариата вел М.А.Суслов. Присутствовали Н.М. Шверник, А.П. Кириленко. П.Н. Демичев, О.В.Кууссинен. Секретариат решил: за активное содействие строительству с большими излишествами дворца культуры в Кировском районе г. Куйбышева секретарю Куйбышевского горкома КПСС Росовскому А.А. объявить выговор. Теперь предыстория выговора.

В годы войны на Безымянке действовал только один небольшой клуб - 9-го ГПЗ, построенный до войны. К концу войны был построен клуб "Родина". Достался он заводу №18, хотя на него претендовали и завод №1, и №24. Позже был построен клуб "Победа", хозяином которого стал завод №1.

Говорили, что на концерте, посвященном открытию клуба "Победа", конферансье сказал:"В борьбе за "Родину" вы получили "Победу". Конечно, для такого многотысячного коллектива, как завод "Прогресс", клуб "Победа" был явно маловат. Поэтому в послевоенные годы на заводе жила идея построить настоящий дворец культуры. В декабре 1950 г. на заводской партийной конференции первый секретарь обкома КПСС А.М.Пузанов зачитал Постановление Совмина СССР, подписанное И.В.Сталиным, о разрешении строительства в Кировском районе г. Куйбышева дворца культуры, объемом 90 тыс. кв. м. Заказчиком был определен завод №1. В 1951-52 гг. на проектирование дворца были выделены средства. Прошло два года, а техдокументации на дворец все не было. Первый вариант основных планировочных и объемных решений, выполненный Куйбышевским филиалом "Гипроавиапрома" в 1951 г., при рассмотрении в Москве был забракован. Второй вариант в Москву не направлялся, был отклонен на заседании местного градостроительного совета. А заводчане на собраниях и конференциях настаивали на строительстве дворца. Выход предложил заместитель директора завода Александр Александрович Кокин. Он предложил использовать готовый технический проект подходящего заводу существующего дворца. Вместо того, чтобы изобретать свой "велосипед", мы просмотрели журналы, газеты, другую литературу с информацией и фотографиями построенных за последние годы дворцов. Выбор остановили на дворце культуры металлургического комбината г. Нижний Тагил Свердловской области. Решили ознакомиться на месте. В со став делегации были включены главный архитектор города Е.Ф.Гурьянов, директор фили ала "Гипроавиапром" Б.П.Маяковский, заместитель директора завода А.А. Кокин. председатель завкома А.К.Анохин, начальник ОКСа завода Басов. Заводским самолетом, летевшим за металлом в Верхнюю Салду .делегация прибыла на место. Осмотр Дворца металлургов подтвердил наши первые впечатления. Дворец выглядел величественно, хорошо смотрелся главный фасад с портиком. Боковые фасады увенчаны полуколоннами. Если смотреть сверху, в плане, он почти квадратный, в средней части дворца расположено фойе - большой круглый зал для проведения массовых мероприятий и танцев. Из этого зала посетители могут попасть в клубную часть дворца, в комнаты кружковой работы, спортзал, в театральную часть с хорошим зрительным залом. Но нас немало удивило, что из этого же фойе можно было пройти в ресторан, расположенный на первом этаже, в левом крыле дворца. Директор дворца посоветовала не делать ресторан, так как по их опыту он не прибавляет культуры. Из ресторана люди трезвыми не выходят. "Лучше, если будете строить, сделайте кинозал". Было принято решение о строительстве такого же дворца на Безымянке. Привязку повторного проекта Нижнетагильского дворца включили в план московского института "Гипроавиапром". Архитектором проекта был назначен Аким Васильевич Тарасов. Дело с мертвой точки сдвинулось. Строительство дворца было поручено тресту № 11 - управляющий В.Д. Дынин. Сметно-финансовый расчет был утвержден министром авиационной промышленности П.В. Дементьевым в сумме 14 млн. 999 тысяч рублей. Право разрешать строительство таких объектов министр имел только при стоимости <е более 15 миллионов рублей. На строительство объектов большей сметной стоимости необходимо было решение Госплана и Совмина СССР. В то время начинать строительство можно было параллельно с разработкой рабочих чертежей. Мы воспользовались этим, начали строительство. Рабочие чертежи институт поставлял поэтапно - на фундаменты, коробку, кровлю и т.д. Непосредственно строительством дворца руководили заместитель директора по капстроительству Николай Александрович Романов, начальник ОКСа Басов и архитектор Сербелин. Как и многие объекты в ту пору. строился дворец медленно. Это привело к тому, что к моменту опубликования в 1955 г. постановления ЦК КПСС и Совмина СССР "Об устранении излишеств в строительстве и архитектуре" готовность его была чуть выше фундаментов. Постановление предписывало все проекты строящихся объектов промышленного и гражданского назначения пересмотреть и освободить от излишеств. Строить было запрещено. Всю документацию пришлось направить в Москву на доработку. В результате объем здания был уменьшен примерно на одну треть. Здание в плане вместо квадратного стало П-образным. Портик фасада круглый, зал в центре здания, полуколонны боковых фасадов из документации были изъяты. Жаловаться и просить для нашего дворца исключения было некуда, тем более, что и ЦК и Совмин возглавляло одно и то же лицо - Н.С.Хрущев. После изменения проекта строительство дворца было возобновлено практически с "нуля", т.е. с переделки фундамента. В ходе проектирования и строительства возникло много вопросов. Чтобы оперативно и своевременно их рассматривать и принимать решения, директором завода В.Я. Литвиновым был утвержден художественно-строительный совет, решения которого были обязательны для проектировщиков, строителей и всех заводских служб, участвовавших в строительстве дворца. Когда кладка коробки здания приближалась к завершению, на заседаниях художественного совета пpи встречах с работниками заводов, района, партийным и профсоюзным активом неоднократно ставился вопрос о том, что здание выглядит убого, не похоже на дворец. Конечно, и в этом была большая доля правды, В это время я работал первым секретарем Кировского райкома КПСС, но постоянно бывал на строительстве дворца, участвовал в заседаниях худсовета, в оперативных совещаниях. Сдерживать "натиск эрудитов" становилось все труднее. Тем более я сам был заводчанином, долго ждал этот дворец и разделял их мнение. Художественный совет высказался единогласно за то, чтобы "облагородить" здание, приблизив его архитектурный облик к классическим образцам зданий аналогичного назначения. Прежде всего, совет предлагал и требовал пристроить к главному фасаду портик с колоннами. Особенно настойчив в этом был главный инженер треста №11 С.И.Пашков. Аналогичную позицию четко определил и автор проекта архитектор А.В.Тарасов. Он однозначно был за портик, пообещал сам сделать чертежи, но подписывать их категорически отказался, так как, по его мнению, он тут же будет снят с работы. Решение ряда практических вопросов мне пришлось взять на себя. В райком приглашались директор института "Промстройпроект", главный архитектор города, управляющий Кировским отделением Стройбанка СССР. Все они с пониманием отнеслись к просьбам худсовета, оформили и согласовали техническую документацию на портик, а банк не препятствовал в финансировании его строительства. Портик, одобренный художественным советом, имеет 10 колонн. На две больше, чем портик Большого театра в Москве и Дворец металлургов в Нижнем Тагиле. Кроме этого у нас колонны с канелюрами, а в Москве и Нижнем Тагиле - гладкие. Строители треста №11 таких колонн никогда не делали, да и строительство дворца вели впервые. Большую помощь им оказали строители и специалисты завода "Прогресс". Управляющий трестом В.Д.Дынин говорил, что без помощи коллектива завода построить такое здание трест вряд ли смог бы. Можно сказать, что трест построил коробку здания и накрыл его крышей, а остальные отделочные и доводочные работы, оснащение дворца осуществляли заводчане. В частности, работники плазово-шаблонного цеха выполнили блоки колонн в чертежах и помогли изготовить эти важные элементы портика в натуре. Заводом были приглашены также специалисты художественного фонда РСФСР, метростроители - отделочники и другие. В ходе дальнейшего строительства дворца возникли финансовые трудности. В 1957 г. эти трудности дирекции завода решить не удалось. Пришлось обращаться в Совет Министров РСФСР. Эта миссия была поручена мне и председателю завкома А.К.Анохину. Наша просьба и аргументация о необходимости выделения дополнительно шести миллионов рублей положительного решения у заместителя председателя Совмина РСФСР Яснова до конца не была удовлетворена. Нам предложили взять эти средства из неиспользованных фондов директоров других предприятий Куйбышевской области, в частности, у одного из сызранских заводов. Мы упорно доказывали, что ни один завод своих средств нам не отдаст, так как у каждого завода есть свои планы использования их, согласованные, с профкомами. Очевидно, нас поняли, так как вскоре 6 млн., которые мы просили, поступили на завод. Строительство дворца продолжалось. Для города это событие было немаловажным. Вскоре в местных газетах стала появляться информация о нем и фотоснимки. Снимали, естественно, фасад. А все местные газеты поступали в ЦК КПСС. Там обнаружили на снимках колонны, портик, архитектурные излишества. Я работал уже вторым секретарем горкома партии. Ко мне пришли два члена Союза архитекторов СССР, прибывших из Москвы по заданию отдела строительства ЦК КПСС. До встречи со мной они осмотрели дворец, кинозал, который уже действовал. Беседа со мной шла вокруг вопросов, почему и как допущены излишества в проекте и строительстве дворца. Пришлось рассказать москвичам о своей роли в этом деле. После их посещения и появилась в "Правде" статья, о которой написано вначале. Вскоре меня срочно вызвали в отдел строительства ЦК КПСС к заместителю заведующего отделом К.Н. Бутусовой. Вместе со мной были приглашены главный архитектор города Н.В. Подовинников и заместитель директора завода "Прогресс" по капстроительству Н.А.Романов. Из беседы в отделе ЦК стало ясно, что по статье "Правды" создана комиссия, которой поручено подготовить вопрос для рассмотрения на Секретариате ЦК. Члены комиссии указали нам, прежде всего, на завышение стоимости строительства и, конечно, на "излишество" по строительству портика и отделки интерьеров. Окончательная сметная стоимость дворца определилась в 22 млн. руб., т.е. на 7 млн. больше суммы сметно-финансового рас-

чета, утвержденного министром. Время, говорят, лучший доктор. С трудом, по улеглись переживания от непростого рассмотрения на Секретариате ЦК КПСС. Но время беспристрастный судья. Надеюсь, что в настоящее время заводчане не видят в своем дворце никаких излишеств. В нем, скорее, есть недостатки, которые заложили при пересмотре проекта: мало помещений для клубной работы, мал спортзал, тесно в фойе. Когда было опубликовано постановление ЦК КПСС и Совмина СССР, я с полным пониманием отнесся к требованиям, изложенным в нем. Да, излишества в архитектуре и строительстве в то время нужно было устранять, но с объектов массового строительства, чтобы получить в целом большую экономию средств.

А дворцов культуры, подобных нашему, строили единицы. Сэкономить на них удается немного. По этому поводу меня успокаивают стихи поэта Михаила Светлова: "Если 6 не мотив, что вечно слышится, Не литературная строка. не архитектурные излишества, Что бы. нам оставили века?"

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка