Тарас Дудко, голова ОУР.
Тарас Дудко, голова ОУР.

В Апелляционную коллегию Верховного Суда

Российской Федерации

От: Ответчика

Общероссийская общественная организация

«Объединение украинцев России»

Истец:

Министерство Юстиции Российской Федерации

Апелляционная жалоба на решение Верховного суда

Российской Федерации от 18 мая 2012 года по делу № ГКПИ10-1610

Ответчик считает решение Верховного суда незаконным и необоснованным, и подлежащим отмене по указанным ниже основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ, решение должно быть законным и обоснованным.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23, решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

В решении суда указано, что доводы ответчика об устранении выявленных нарушений являются несостоятельными, так как, по мнению суда, контролирующий орган обосновано посчитал, что представленная информация ответчиком не может расцениваться как принятие надлежащих мер по устранению выявленных нарушений. Поэтому суд, основываясь на доводах истца, пришел к выводу, что ответчиком неоднократно и грубо нарушались требования действующего законодательства, которые не были устранены в период приостановления деятельности ответчика, соответственно имеются законные основания для ликвидации ответчика.

Такой вывод суда считаем неверным, а решение суда незаконным и необоснованным.

Как установлено судом и о чем указано в решении суда, ответчик принимал меры к устранению выявленных нарушений, в связи с чем, просил суд отказать в удовлетворении требований Минюста РФ, так как отсутствуют достаточные основания для ликвидации ОУР.

Минюст России заявил свои требования, основываясь на том, что в результате проведенной проверки ОУР, были выявлены следующие нарушения в деятельности организации:

«1. В нарушение статьи 6 Федерального закона от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях» (далее - Закон), которая устанавливает, что членами общественного объединения являются физические и юридические лица- общественные объединения, согласно представленному списку членами Организации являются: некоммерческая организация Украинский благотворительный фонд «Довіра», автономная некоммерческая организация «Украинский культурный центр».

2. В нарушение статьи 8 Закона, которая устанавливает, что общественной организацией является основанное на членстве общественное объединение, Организацией не представлены документы подтверждающие ведение в Организации учета ее членов.

3. В нарушение статьи 14 Закона, которая определяет, что под общероссийским общественным объединением понимается объединение, которое осуществляет свою деятельность на территориях более половины субъектов Российской Федерации, Организацией представлен список на 41 региональное отделение. В списке в качестве отделений указаны самостоятельные общественные объединения - общество «Батьківщина», общество «Блакитна Десна», общество «Пролісок», общество украинской культуры «Мрія», региональный центр украинцев «Дніпро», «Центр национальной культуры украинцев Зауралья «Ясень», общество «Украина-Сейм», украинское землячество «Дніпро», землячество украинцев Поволжья, «Київська Русь», общество украинской культуры «Промінь» (Луч), общество «Свіганок» (Рассвет), украинское общество «Криниця». Таким образом, Организация не подтверждает свой общероссийский статус

4. В нарушение статьи 29 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», которая устанавливает избрание членов руководящего органа общественного объединения квалифицированным большинством голосов, уставом Организации не предусмотрено избрание руководящего органа - Совета квалифицированным голосованием.

5. В нарушение статьи 19 Закона, которая устанавливает, что членами общественного объединения могут быть иностранные граждане, законно находящиеся на территории Российской Федерации пункт 4.1 устава Организации предоставляет право быть членами Организации иностранным гражданам без ограничений, предусмотренных Законом».

В части остальных доводов Минюста РФ, а также решение суда можно отметить, что они не основаны на акте проверки, поэтому бездоказательны, так как не было установлено, когда и при каких обстоятельствах это нарушение было выявлено, а в акте проверки не указано на нарушение законодательства принятием, приведенного в решении суда, решения Правления ОУР от 12.09.2009г.

Также в вину организации вменяется выступление Семененко В.Ф. в эфирах «Радио Свободы» и «Свобода мысли» 5-Канала, при этом суд основывается на решении Замоскворецкого суда, который не установил факта нарушения ОУР законодательства РФ, а отказал в требованиях ОУР по причине пропуска процессуального срока для обжалования предупреждения Минюста РФ. Поэтому ответчик считает выводы суда в этой части не обоснованными.

В части, касающейся требований Минюста РФ, что в составе членов ОУР выявлены участники, которые в соответствии с законом не могут быть членами общественных организаций. Ответчиком приводились доводы, что были предприняты меры к устранению выявленных нарушений. В частности, в материалах дела имеются доказательства, подтверждающие, что ОУР предприняла меры к устранению этих нарушений, в частности, были исключены из членов ОУР юридические лица, которые согласно законодательству не могут быть членами ОУР.

Кроме этого, в материалах дела имеются документы, подтверждающие дополнительное создание региональных отделений в субъектах Российской Федерации. Соответственно, претензии Минюста РФ, что отделений ОУР создано менее чем в половине субъектов Российской Федерации, на момент рассмотрения дела не обоснованы.

В части, касающейся требований Минюста РФ, что в Уставе ОУР не правильно указан порядок голосования, а также не соответствии требований Устава, предъявляемых к членам (участникам), требованиям законодательства. В этой части ответчик считает, что доводы истца несостоятельны, так указанные пробелы Устава организации ответчика могут быть восполнены применением закона при принятии соответствующего решения организацией. В соответствии со ст. 29 ФЗ от 19.05.1995 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях», общественные объединения обязаны соблюдать законодательство Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся сферы его деятельности, а также нормы, предусмотренные его уставом и иными учредительными документами, указанное положение также воспроизведено в Уставе. При этом отсутствие положений в Уставе позволяет напрямую руководствоваться законом и его применять. Поэтому ответчик считает, что отсутствие соответствующих положений в Уставе, позволяет обществу при принятии соответствующих решений напрямую руководствоваться Законом.

Как указано в исковом заявлении Минюста России в ходе проверки было выявлено, что количество региональных отделений ОУР составляет 41, при этом в соответствии с Законом таких региональных отделений должно быть более чем в половине субъектов Российской Федерации. В соответствии с ч. 1 ст. 65 Конституции Российской Федерации, в составе Российской Федерации находятся 83 субъекта Российской Федерации. Таким образом, недостающим было одно отделение в субъекте Российской Федерации, которое было создано, и о чем был представлен протокол о создании, который имеется в материалах делах.

В соответствии с ч.ч. 1-4 ст. 67 ГПК РФ, суд оценивает доказательства и результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. В соответствии с ч. 1 ст. 68 ГПК РФ, объяснения сторон об известных им обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, подлежат проверке и оценке наряду с другими доказательствами.

Таким образом, в решении не приведены исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов, что предъявляется в качестве требования к решению суда в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23.

В материалах дела имеются представленные стороной ответчика письменные объяснения, которые также воспроизведены в протоколе судебного заседания, суд не дал им надлежащую оценку, а результаты оценки привели к неправильному решению.

В частности, ни суд, ни сторона ответчика не привели достаточных доводов в пользу того, что сохранение ОУР будет нарушать конституционно значимые ценности, а также права и свободы человека и гражданина. Такие нарушения, в соответствии с правоприменительной практикой Конституционного суда и Верховного суда Российской Федерации, является достаточным основанием для ликвидации организации, а при их отсутствии и при устранимости нарушений был сделан вывод, что организация не может быть ликвидирована.

Кроме этого, судом не было учтено такого довода, как созыв съезда ОУР для устранения выявленных нарушений, а именно на 26 мая 2012 года, а также на 21 мая 2011 года. Соответственно ОУР принимала меры к устранению выявленных нарушений.

В Постановлении Конституционного суда РФ от 18.07.2003 № 14-П и Определении Верховного Суда РФ от 14.12.2010 № 49-Г10-86 установлено, что за нарушения, которые могут привести к ликвидации юридического лица, санкция не может применяться по одному лишь формальному основанию - в связи с неоднократностью нарушений обязательных для юридических лиц правовых актов. Исходя из общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе наличия вины) и установленных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации критериев ограничения прав и свобод, соблюдение которых обязательно не только для законодателя, но и для правоприменителя, норма закона предполагает, что неоднократные нарушения закона в совокупности должны быть столь существенными, чтобы позволить суду - с учетом всех обстоятельств дела, включая оценку характера допущенных юридическим лицом нарушений и вызванных им последствий, - принять решение о ликвидации юридического лица в качестве меры, необходимой для защиты прав и законных интересов других лиц. Кроме этого, указано, что такая мера как ликвидация юридического лица должна быть адекватной, пропорциональной, соразмерной и необходимой для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц.

Верховный суд в указанном Определении указал, что исходя из конституционно-правового смысла указанных норм закона юридическое лицо, в том числе общественная организация, не может быть ликвидирована лишь по формальному признаку неоднократности нарушений требований закона, даже при условии их доказанности. При этом, характер допущенных юридическим лицом нарушений, а также вызванные ими последствия должны быть настолько существенными и неустранимыми, чтобы восстановление законности было возможно только путем его ликвидации.

Таким образом, состоявшееся по нашему делу решение нарушает выявленные указанным Определением Верховного суда и Постановлении Конституционного суда конституционно-правовые принципы. В частности, выявленные нарушения не нарушают какие-либо конституционно правовые принципы, а также права и законные интересы других лиц, также не являются настолько существенными и неустранимыми, чтобы восстановление законности было возможно только путем его ликвидации.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 № 23 в силу части 4 статьи 198 ГПК РФ, в решении суда должен быть указан закон, которым руководствовался суд, необходимо указать в мотивировочной части материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд. Также суды должны учитывать постановления Конституционного Суда Российской Федерации о толковании положений Конституции Российской Федерации, подлежащих применению в данном деле, и о признании соответствующими, либо не соответствующими Конституции Российской Федерации нормативных правовых актов, перечисленных в пунктах "а", "б", "в" части 2 и в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, на которых стороны основывают свои требования или возражения.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 16.06.1998 № 19-П, постановления Конституционного суда Российской Федерации являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации.

В соответствии со ст. 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», толкование Конституции Российской Федерации, данное Конституционным Судом Российской Федерации, является официальным и обязательным. Соответственно общеобязательным и официальным является не только резулятивная часть Постановления Конституционного суда РФ, но и мотивировочная часть такого постановления.

Таким образом, в нарушение указанных норм права, а также указанных Постановлений, решение суда по нашему делу не учло правовой позиции Конституционного суда РФ по вопросу ликвидации организации, следствием чего такое решение является неконституционным.

Сторона ответчика ссылалась на Постановление Конституционного суда, подлежащего применению к рассматриваемому спору, однако суд не учел приведенного Постановления, а также не привел доводы, которыми суд руководствовался при не применении указанного Постановления Конституционного суда РФ.

Кроме этого, как мы указывали в наших объяснениях, за выявленные нарушения организация может быть привлечена к административной ответственности, а так как ликвидация является исключительной мерой реагирования государства на выявленные нарушения, то соответственно, прежде чем обращаться с требованием о ликвидации и принимать решение о ликвидации, организация может быть привлечена к административной ответственности. Законодательством такая санкция, как штраф установлена за нарушение законодательства, в том числе и по тем основаниям, на которые ссылается Минюст РФ в своем иске. В соответствии со ст. 33 Федеральный закон от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», некоммерческая организация в случае нарушения настоящего Федерального закона несет ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Например, в исковом заявлении указано, что ОУР нарушены требования законодательства о своевременном извещении регистрирующего органа об изменении юридического адреса (адреса места нахождения). Организация за такое нарушение может быть привлечена к административной ответственности, в соответствии с п. 1 ст. 25 Федеральный закон от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», и ч. 3 ст. 14.25 КоАП РФ.

Также, иные нарушения, на которые обращает внимание Минюст РФ, могут являться основанием для привлечения юридического лица или его должностных лиц к административной ответственности, в соответствии с ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ.

Таким образом, с учетом конституционно-правового смысла законодательства Российской Федерации, регулирующего вопросы принудительной ликвидации юридического лица, установленного в указанном Постановлении Конституционного суда РФ и Определении Верховного суда РФ, а именно, что принудительная ликвидация юридического лица является крайней мерой реагирования государства на нарушения законодательства, в случае, если выявленные нарушения являются устранимыми, то управомочный орган, прежде всего, должен обратиться в суд с требованием о привлечении организации к административной ответственности.

С учетом обстоятельств дела рассмотренного спора, в связи с тем, что ОУР принимало и готова далее принимать все меры к устранению всех выявленных Минюстом РФ нарушений законодательства, ОУР считает, что требования Минюста РФ и решение суда являются не обоснованными и незаконными.

Таким образом, в соответствии с приведенными выше доводами, решение суда является не законным и необоснованным, что в соответствии со ст. 330 ГПК РФ, является основанием для отмены решения суда.

На основании изложенного выше и руководствуясь ст. ст. 320, 328 ГПК РФ,

ПРОШУ:

отменить решение Верховного суда Российской Федерации от 18 мая 2012 года по делу № ГКПИ10-1610 полностью и отказать в требованиях истца.

Приложение:

1. Копия апелляционной жалобы для ответчика;

2. Квитанция об уплате государственной пошлины.

09.06.2012 Председатель ОУР Т.Н. Дудко

ОУР подали апеляцію у Апеляційну колегію Верховного Суду РФ
ОУР подали апеляцію у Апеляційну колегію Верховного Суду РФ
Алім Жгулєв, адвокат ОУР у Верховному Суді (фото з травневого З'їзду).
Алім Жгулєв, адвокат ОУР у Верховному Суді (фото з травневого З'їзду).
Дійсний державний радник юстиції 1-го класу Алу Дадашевич Алханов - автор судового позову в справі ліквідації ФНКА УР.
Дійсний державний радник юстиції 1-го класу Алу Дадашевич Алханов - автор судового позову в справі ліквідації ФНКА УР.

На світлинах: Тарас Дудко, голова ОУР. ОУР подали апеляцію у Апеляційну колегію Верховного Суду РФ. Алім Жгулєв, адвокат ОУР у Верховному Суді (фото з травневого З'їзду). Дійсний державний радник юстиції 1-го класу Алу Дадашевич Алханов - автор судового позову в справі ліквідації ФНКА УР.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка