Наталья Шарина

В интервью для «Кобзы»  Иван Павлов рассказал о ходе судебных заседаний по делу против директора Библиотеки украинской литературы в Москве Натальи Шариной

Иван, вы продолжаете защищать директора Библиотеки украинской литературы Наталью Шарину. 9 декабря было очередное заседание, расскажите, как оно прошло?

– 9 декабря было интересное заседание, мы допросили трех свидетелей. В частности, бывшего руководителя Департамента культуры города Москвы Ромуальда Крылова-Иодко, непосредственного начальника Шариной и ее куратора в департаменте. Своими показаниями Крылов-Иодко от начала до конца опроверг практически все обвинения.  Обвинение в экстремизме само по себе нелепо, и, честно говоря, никому до сих пор неясно, какие именно экстремистские  действия совершила Шарина. Поэтому мы просто всех спрашиваем о личных характеристиках Шариной, спрашиваем, допускала ли она антирусские или антироссийские высказывания. Ее бывший начальник подчеркнул, что она очень сдержанная, культурная, интеллигентная, никогда экстремистских высказываний не допускала, не шла на конфликт.

Обвинение в экстремизме должно быть основано на наличие у обвиняемого прямого умысла. И раз нам не удосужились объяснить, в каких действиях обвиняют нашу подзащитную, то мы, по крайней мере докажем, что даже умысла совершать экстремистские действия у нее не было.

Также Крылов-Иодко дал показания по поводу обвинения Шариной в растрате. Он сообщил, что именно он и его руководство в мэрии Москвы настаивали, чтобы Шарина наняла адвоката за счет библиотеки. Адвокат представлял интересы учреждения в 2010 году, когда в библиотеку впервые пришли с обыском, и, как выяснилось, Крылов-Иодко санкционировал это лично. Он также сообщил, что Шарина должна была принять на работу юристов, и потому было изменено штатное расписание. Вакансии юристов были открыты по его приказу, и на этом основании Шарина подбирала сотрудников.

Показания Крылова-Иодко разбили в пух и прах и первое обвинение в экстремизме, и второе, в растрате. Не представляю, как выйдет из этой ситуации обвинение, которое в ходе заседания попыталось найти в показаниях свидетеля противоречия: Крылов-Иодко грамотно парировал, сообщив, что дает показания здесь и сейчас и готов за них ответить.

Позже была допрошена Евгения Егорова, его бывший заместитель в Департаменте культуры, которая подтвердила эти показания. Третьим свидетелем выступила заместитель директора по административно-хозяйственной части Библиотеки украинской литературы Ковалева, но и она в сухом остатке не сказала ничего, что было бы полезно обвинению.

Это были свидетели обвинения?

– Да, это были свидетели обвинения, в том-то и дело.

Как Вы считаете, за что сейчас на самом деле судят Наталью Шарину?

– Я думаю, ее судят из-за инертности, глупости, упёртости ряда сотрудников Следственного комитета. Никакой реальной почвы для  этого дела не существует, обвинение абсолютно абсурдно, я даже не говорю об юридическом аспекте. Для закрытия библиотеки не нужно было расходовать столько ресурсов, в том числе, и репутационных. Это государственное учреждение, которое можно просто закрыть одним постановлением, а не городить такую сложную комбинацию.

При таком сценарии можно экстремистов украинских наловить…

– Похоже на то. В результате получается, что гора родила мышь. До сих пор непонятно, в чём Шарину обвиняют, это же никак не вписывается в картину мира. Как можно директора библиотеки обвинить в экстремизме? Тогда можно прийти в любую библиотеку, поискать там – например, в Ленинской наверняка в сейфе найдутся запрещенные в России книги. Почему там не прессовать директора и всех сотрудников заодно?

Это дело изначально пронизано политикой. Шарина – директор не белоруской и не казахской библиотеки. Всё, связанное с Украиной, сейчас политика, и дело директора Библиотеки украинской литературы не исключение. Мне кажется, уже в слове «борщ» можно найти какой-то политический подтекст.

Проблемы у Библиотеки украинской литературы начались много лет назад и это далеко не первый наезд на директора. В 2010-2011 годах уже был обыск, было уголовное дело, казалось, что тогда Шарина смогла отбиться?

– Она до сих пор не отбилась и по делу пятилетней давности. Следствие по старому делу все еще тлеет, несмотря на то, что обвинения с Шариной были сняты, а само дело неоднократно прекращалось. Всякий раз решением вышестоящих следственных органов или прокуроров решения о приостановлении или о прекращении дела отменялись, и расследование возобновляли. Сейчас дело снова в Следственном комитете и в каком-то виде продолжает существовать. Следователь нас по этому делу не вызывает, но это не значит, что его нет.

Вы хотите сказать, что сейчас расследуется дело от 2010 года?

Да, и Шарина в нем фигурирует в крайне неопределенном статусе. Мы сейчас обратились в прокуратуру с жалобой – пусть либо они ее по первому делу реабилитируют либо хотя бы объяснят, какой у Шариной статус в этом деле.

Когда назначено следующее заседание?

– 22 декабря в 14.00.

Как Вы считаете, украинская общественность и  украинская диаспора в России и за границей может помочь Шариной в этой ситуации?

– Мы благодарны за любую моральную поддержку, но, как говорится, и от материальной не откажемся. Даже для того, чтобы адвокатам элементарно съездить из Санкт-Петербурга, где мы живём, в Москву, где проходит судебный процесс, нужны деньги. До сих пор мы черпали ресурсы из наших внутренних резервов, но они, к сожалению, не безграничны. Мы будем благодарны, если нас поддержат финансово: речь даже не о гонораре адвокатам, а о расходах на проезд и на производство экспертиз.

 

На світлинах:  Наталья Шарина. Наталья Шарина вместе с адвокатами. Изъятие книг в БУЛ.

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Вхід

Останні коментарі

Обличчя української родини Росії

Обличчя української родини Росії

{nomultithumb}

Українські молодіжні організації Росії

Українські молодіжні організації Росії

Наша кнопка